!-- leave this for stats --
Мар 18
Тема создана при поддержке:
 Дождливый день Мой первый рассказ
Равена
Опубликовано: 7.05.2004 – 12:44
 
Было у меня грустное настроение, решила я написать рассказик. Зацените:

Струи дождя, казалось, заполнили весь воздух. Стало трудно дышать, то ли от неимоверного количество влаги, хлещущей с темных небес, то ли от комка в горле, образовавшегося несколько ми-нут назад, да так и застрявшего там. Идущая по вечернему городу сильным рывком головы стряхну-ла с волос скопившиеся дождевые капли, норовившие скатиться в те места, которые пока им были недоступны.
Вечер только-только вступал в свои права, хотя темнота уже давно окутала город дождевыми облаками. Идущая не смотрела на часы. Время ее не интересовало. Трудно сказать, интересовала ли ее даже конечная цель пути, если таковая имелась. Впрочем, по городу можно бродить довольно длительное время и без всякой цели. Даже если ближайшие горизонты скрывает холодная пелена дождя.
Фонари уже зажглись. Их фиолетовое сияние мерцало где-то вверху и переливалось в мил-лионах капель, скользящих около светящихся колпаков. А под ногами расплескались отражения – фиолетовые звезды, перекатывающиеся из одной лужи в другую по мере движения одинокой де-вушки, идущей по улице без зонта. То ли улочка была невеликой, то ли время не располагало к при-сутствию здесь народных масс, но она действительно шла по ней в печальном одиночестве. Впрочем, разве нужен был еще кто-то и ей, и холодному водопаду, и фиолетовому свету фонарей.
Миллионы нескончаемых капель ежесекундно возникали из темноты, проносились мимо ли-ца и падали вниз, растворяясь в нескончаемых лужах. Звук каждой капли терялся в массе точно таких же и был совершенно неразличим, сливаясь в единый монотонный гул, навевавший тягуче-беспросветную, как пелена облаков, грусть. Но было ли печально той, которая шла сейчас там, среди хо-лодных струй? Мы не знаем.
Глаза въедались взором в почти неразличимые в фиолетовом полумраке капли. Где-то в окнах появлялись электрические огни, но они были сейчас так далеко, что их свет не стоило принимать во внимание.
Лето пролетело и осталось в полузабытом прошлом. Зима, казалось, не наступит никогда. Ос-тавалось все так же двигаться вперед и вглядываться в летящие капли, стараясь ухватить их взором и запомнить, задержать на мгновение.
Наконец, струи изогнулись и стали принимать причудливые очертания. Достаточно было очередного резкого качка головой, чтобы видение рассыпалось на ничем не примечательные капли. Но зачем? Она постаралась замедлить движение и ступать мягко, по-кошачьи. Она уже знала, что за время приблизилось к ней и готовилось распахнуть невидимые двери в свои владения.
За весь отрезок жизни любому человеку несколько раз предоставляется возможность уйти. Уйти не в небытие, а в иные миры и измерения. Только люди или не видят, или не хотят видеть эти возможности, когда приходит время. Или не желают выполнить условия ухода. Очень несложные условия.
За пеленой дождя скрылись и дома, и фонарные столбы, только сиреневые отблески продол-жали витать высоко над головой, даруя призрачный свет, в лучах которого из дождевых струй рож-далась живая картина. Капли взвихрились и потекли в ирреальных направлениях, образуя силуэт головы с взъерошенной прической.
Черты лица под напором воды приобрели объем и округлость. Появились затененные участ-ки, где капли словно вбирали в себя фиолетовые блики, не желая делиться с окружающим миром. Раскрылись глаза.
Фиолетовые. Может от бликов фонарей. Но удивительно прекрасные.
Нельзя было ни останавливаться, ни делать резких движений. Даже мигать следовало с вели-чайшей осторожностью. Шаг за шагом она продолжала движение.
Секунда за секундой образ принимал все большую отчетливость. Порыв ветра унес поток ка-пель сначала налево, затем направо, и получились плечи. Затем вниз хлынул целый водопад и создал переливающийся сиреневыми искрами плащ.
Непрестанный поток дождевых струй оживлял появившегося молодого человека, заставляя колыхаться волосы и поворачиваться фигуру. Человек дождя словно осматривался, словно размыш-лял о чем-то. Наконец, губы его разжались в безмолвном вопросе.
Она не знала, КАК звучал вопрос незнакомца, но ЧУВСТВОВАЛА, что это за слова. Ей не тре-бовалась минута на размышление. Она судорожно кивнула.
Дождь исчез, как по мановению волшебной палочки. За ним исчез и город. Облака словно сдуло. Все поменялось в единый миг, разрушая твердые устои, на которых покоилось ее сознание. Единственной опорой, за которую ухватился его дрожащий разум, оказался силуэт незнакомца, при-обретя удивительную четкость. Он взмахнул рукой и что-то сказал.
"… здесь!" – звонко прозвучал финал фразы. Она снова хотела кивнуть, но побоялась прогнать очарование и вдруг улыбнулась под напором неудержимого ликования.
- Ты идешь? – спросил незнакомец. Теперь уже не потерялось ни единого слова.
- Конечно, – прошептала она.
Он вопросительно взглянул на нее.
- Куда угодно! – вскричала она, не в силах больше хранить звуки в плену.
- Хорошо, – спокойно согласился молодой человек. – Ты выбрала сама.
Начавшие было складываться в ее голове картинки окончательно растаяли. Она повернулась к своему спутнику. Его глаза лучились мягкими фиолетовыми отблесками, словно ухватили в дале-ком теперь мире кусочек сияния фонарей.
- У меня такие же, – не удержалась она. – Тоже светятся?
- Да, – кивнул он. – Только голубым.
Теперь она была готова на все. Она свято верила, что дорога не закончится, что волшебный путь неопределенности пронзит весь этот мир и, возможно, уйдет в следующий. И будут еще дороги и будет шагать рядом странный незнакомец, и будет несказанно интересно жить. Ночная дорога, освещенная легкими серебристыми лучами ярко встала перед ее полуприкрытыми глазами.
Нога смело шагнула вперед и угодила в лужу. Самую обычную лужу на самой обычной ули-це обычного города, каких много в этом мире, где, казалось, она уже не очутится никогда. Все так же лил холодный дождь. Все так же пустынно было вокруг. Все так же светили фонари, только не чувст-вовалось уже в их свете магических неземных искорок. Что она сделала не так? В чем ошиблась? Мо-жет, оказавшись в нереальном мире, продолжала выстраивать миражи? Может все ее предназначение состояло в том, чтобы жить здесь, в этом мире? Или хотя бы научиться… Кто даст ответ? И нужен ли он той, стоящей сейчас стоит под холодным потоком миллионов капель, летящих с затуманенного сумрачного неба.
Струи дождя безжалостно хлестали ее по лицу, оставляя влажные следы. Совсем как слезы. Хотя вряд ли. Ведь вокруг всего-навсего истекал лишь один из обычных дождливых дней.

 
Loki
Опубликовано: 7.05.2004 – 18:35
 
красиво)) местами немного шероховато, но в целом – очень даже ничего)
мне понравилось) пиши еще…)
 

автор admin


Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.