!-- leave this for stats --
Мар 18
Тема создана при поддержке:
 Про Макса Фрая
Ласточка
Опубликовано: 9.09.2004 – 9:26
 
Поскольку возник вопрос в "левой" теме, кидаю сюда сведения о писателе под псевдонимом "Макс Фрай".

Светлана Мартынчик объяснила, почему перестала прятаться за Макса Фрая
Филолог и художник Светлана Мартынчик объяснила в интервью "Грани.Ru", почему не стала требовать от Дмитрия Диброва, чтобы из записи передачи "Ночная смена" было вырезано упоминание о том, что она и является реальным автором книг "культового писателя" Макcа Фрая.

"Гениально то, что этого (дибровского "разоблачения" – Lenta.Ru) никто не видел и все цитируют по "Ленте". Все узнали по "Ленте", в том числе и я", – признается Светлана Мартынчик.

Помимо субъективных ощущений исчерпанности этой литературной игры ("легенда, в сущности, агонизировала") в связи с растущей известностью Светланы в московской художественно-журналистской среде, к тому подталкивала и насущная необходимость: Мартынчик стало известно, что директор издательства "Азбука" Максим Крютченко пытается зарегистрировать в Торговой палате "Макса Фрая" как торговую марку своего издательства.

Светлана рассказала в интервью, что после того, как стало известно о манипуляциях с торговой маркой, она наняла юриста, чтобы пресечь это. Тогда директор московского филиала "Азбуки" Денис Веселов предложил ей, чтобы романы Макса Фрая для "Азбуки" писали – по книжке в квартал – "литературные негры" (не ниже, чем кандидаты филологических наук, обещал г-н Веселов), а она получала бы за каждую книжку сто тысяч рублей "отступного".

"Мне пришлось его силком из машины выпихивать, – вспоминает Светлана Мартынчик. – Физически мне его пришлось выкидывать из машины! Потому что я ему говорила: "Пошел вон, дурак!" – а он отвечал: – "Да нет, ты не понимаешь счастья своего!"

Проблемы с "Азбукой" у Фрая начались после ухода из нее в "Амфору" Вадима Назарова. Сейчас в "Амфоре" выходит книга "Энциклопедия мифов. Подлинная история Макса Фрая, автора и персонажа", в которой Светлана рассказывает о том, как создавался Макс Фрай.

Дело в том (и Мартынчик всячески это подчеркивает), что, хотя все тексты Фрая пишутся ею, нельзя говорить, что "Макс Фрай – это псевдоним Светланы Мартынчик".

"Да, тексты написаны мной, абсолютно все, но у меня-то есть личный демиург, мне повезло. И все миры, которые там описаны, они же не только из моих видений сонных сотканы-то. У этих миров есть создатель – Гошка (художник Игорь Степанов – Lenta.Ru), который вначале даже значился под значком копирайта в качестве соавтора."

Себя же Светлана Мартынчик склонна считать "Аароном". Имеется в виду, что, по библейской легенде, Моисей был косноязычен (или заикался) и для того, чтобы рассказать евреям о полученном им на горе Синай Завете и водить их по пустыне, ему нужен был поднаторевший в красноречии "толкователь" Аарон.

Остается добавить, что в наши дни раскрытие известных псевдонимов не становится драмой ни для их обладателей, ни для читателей.
(с)

 
Ласточка
Опубликовано: 9.09.2004 – 9:32
 
Мы с культовым молодежным писателем Максом Фраем сидим в ее машине. Я смотрю на ее беленькие хвостики – с хвостиками Марта, она же Макс Фрай, она же Светлана Мартынчик, ходит весь последний месяц, и ей это дивно идет. Нам очень, очень холодно, потому что машина не заводится. "А для таких случаев, – говорит Марта, – я ношу с собой молоток в варежке". И достает, натурально, молоток, на который надета детская варежка, пальчики торчат. Марта открывает капот, колотит там по чему-то, и приговаривает: "Вот так мы, культовые, б…ь, молодежные писатели, проводим свое свободное время!" "Я с этого начну, Марта, хорошо?" – говорю я. "Ты, – говорит Марта, – если собираешься это писать, ты, пожалуйста, подчеркни…" – "Что заел.." – "Зали-и-и-п! – поправляет она, – "Залип игольчатый клапан! – И все владельцы восьмерок и девяток полюбят меня, как родные! Как товарища по диагнозу!" Наконец машина заводится, и мы включаем печку. Марта берет диктофон и грозится откусывать от него по кусочку. Ей еще скакать куда-то после этого интервью. Давай, говорю, приступать. И мы приступаем.

Линор Горалик: Рассказывай с самого начала.

Cветлана Мартынчик: В начале было слово.

Л.Г.: И оно было подписано "Макс Фрай". И Макса Фрая издавала "Азбука". Дальше?

C.М.: Нет, подожди, Линор, я думаю, что надо начать не с этого. Стратегически верно начать вот с чего: мне сейчас все вменяемые люди звонят и спрашивают: что там произошло на ОРТ с Дибровым? А гениально то, что этого никто не видел и все цитируют по "Ленте". Все узнали по "Ленте", в том числе и я. На самом же деле там произошла такая сцена: Дибров, представляя милую, красивую девушку сказал, что будто девушка подозревается в том, что является автором книг Макса Фрая. После чего он продемонстрировал свою "некомпетентность" и сказал, что Макс Фрай – второй по продаваемости писатель после Марининой. Что ложь, к сожалению…

Л.Г.: … но приятно?

C.М.: Да что ж тут приятного? Где мои миллионы, если второй после Марининой? Какое уж тут приятно – жа-а-ба давит. Но главное, тут кайф в том, что он сказал, что Макс Фрай пишет "такие забавные детективчики"…

Л.Г.: Какой зайчик!

C.М.: Да! – и что Фрая все читают в метро! Для меня тоже было таким приятным открытием – вот что, оказывается, все читают в метро! Я думала, что в метро читают "МК" и дамские романы, а оказывается, нет, Фрая читают. И вот поскольку я не езжу в метро уже полтора года – нет, два! – нет, больше! – то в принципе я не знаю, что там происходит, но у меня вот когда машина первый раз была на сервисе с этим злоеб…м игольчатым клапаном, пока мне ставили вместо поломанного клапана бракованный, в это время я спустилась-таки в метро. Так вот: там ни одна с…а Фрая не читала! То есть они просто все попрятались, читающие Фрая в метро. А с другой стороны, то метро, на котором ездит Дибров… Да х…р его знает, что там читают! Метро, в котором ездит Дибров, еще более концептуально, чем то, в котором езжу я. Вот в моем метро читают "МК", в дибровском – Макса Фрая, а что читают в нормальном метро… Ты же тоже ездишь на такси?

Л.Г.: Нет, в метро.

C.М. (хватает меня за руку): Линор!! Что читают в метро???

Л.Г.: Только я тебе серьезно скажу. Я тебя расстрою…

Понимаешь ли, Марта, пятьдесят процентов тех, кто сидит в метро, читают Макса Фрая.

C.М.: Так ты просто ездишь в одном метро с Дибровым!!! Там странные Дибровы читают странные детективы.

Л.Г.: Так, ну и вот Дибров брякнул…

C.М.: Да, брякнул на всю вселенную, типа – вот, эта милая девушка подозревается в том, что она пишет книжки Макса Фрая, все можно было при желании вырезать на хер – это же не прямой эфир. Но. Когда под давлением – как сказать? – майи, той иллюзии, в которой мы живем, – ну, люди говорят, "под давлением жизни", но от такой формулировки повеситься можно! – так вот, когда под давлением великой иллюзии майи выясняется, что Макс Фрай все же должен быть кем-то, что никакая литературная игра вообще никому на хер не нужна, что это никому не интересно и что надо выбирать, быть ли Максу Фраю торговой маркой или, блин, блондинкой с голубыми глазами, – так лучше уж блондинкой с голубыми глазами, чем, простите, торговой маркой. Это уже вообще ни в какие ворота.

Л.Г.: О, о, сейчас я задам тебе правильный наводящий вопрос: а почему вообще встал вопрос о том, кем Максу Фраю быть, – и откуда здесь слова "торговая марка"?

C.М.: Хе. Хе-хе. Ну, то, что Макс Фрай должен кем-то быть, – это у человеков так сознание, я думаю, устроено: ну как это, мы тут живем, про нас все всё знают, про нас в паспорте написано, а кто ж ты вообще такое, чтобы иметь право на свои секреты?

Л.Г.: Типа быть сексуальным негром.

C.М.: А я и есть сексуальный негр! Я сексуальный негр в той же степени, что и блондинка с голубыми глазами! Тут все дело в том, что книжки Макса Фрая написал призрак, но если я буду везде об этом заявлять – простите, это будет дурдом. Поэтому раз надо скрывать правду – приходится все время что-то выдумывать. Я, пойми, совсем не против, чтобы было сказано, что книжки написаны призраком, – но с оговоркой, что вот это я могу сказать тебе дружески. А делать из этого "Официальное Заявление" – бред собачий. И книжка моя (сейчас в процессе написания, первый том выйдет в издательстве "Амфора" в ноябре-декабре. – Л.Г.) – "Энциклопедия мифов. Подлинная история Макса Фрая, автора и персонажа" – она недаром начинается с главы "Аарон". Те, кто действительно хочет узнать, кто есть Макс Фрай, а не просто получить отмазку, – те могут почитать эту главу. Аарон – это был такой толмач при косноязычном Моисее. Видишь ли, Моисей, с которым говорил Господь, – он был косноязычен, ему требовался толмач. Это, наверное, одно из правил игры.

Л.Г.: Про книжку уже можно говорить?

C.М.: Да про все уже можно говорить, книжка уже выйдет – ну, я вот в понедельник еду читать верстку, после этого все зависит просто от скорости типографии. То есть первый том считай, что уже вышел. Что будет со вторым томом – я не знаю. Это зависит не от меня. И раз уж так получилось – про все говорить можно. Терять нечего, понимаешь?

Л.Г.: Звучит. Скажи мне, ты как? Ты вот – расстроена, рассержена, довольна? Ты как, что?

C.М.: Я ничего… Я, как тебе сказать…

Л.Г.: Тебе легенды жалко?

C.М.: Да легенда в сущности агонизировала. С самого же начала рядом со мной была куча болтливых друзей, и мне, дурочке деревенской, казалось, что достаточно им объяснить, что не надо, типа, ребята, языком трепать, – и они послушаются. Так хер же. И вот мои замечательные трепливые друзья – причем половина из них искренне желала мне добра! – ходили, разнося эту благую весть. Вторая же половина это делала, желая добра, видимо, себе.

Л.Г.: Ну да, это некий понт.

C.М.: Некий понт, да, ну типа я знаю тайну, я Фрая трогал, я Ленина видел…

Кроме того, тут же еще есть тонкий момент: все мои говорливые друзья и знакомые, когда говорили: "Я Ленина видел!" – они говорили исключительно обо мне. А этого тоже делать нельзя! Да, тексты написаны мной, абсолютно все, но у меня-то есть личный демиург, мне ж повезло. И все миры, которые там описаны, они же не только из моих видений сонных сотканы-то. У этих миров есть создатель – Гошка, который вначале даже значился под значком копирайта в качестве соавтора. И я себе представляю, как обидно было читателям. Потому что среди тех, кто обращает внимание на копирайты, очень долго гуляла легенда, что на самом-то деле все пишет он, а я при нем.

Л.Г.: Гендерное.

C.М.: Да.

Л.Г.: И как ты эмоционально со всем этим?

C.М.: Как… Веселюсь, видишь. У меня к этому отношение двойственное, понимаешь. С одной стороны – я понимаю, что против обстоятельств не попрешь и что если уж обстоятельства сказали: хватит играться в эти тайны, – ну что ж, надо получать удовольствие. А с другой стороны – я, конечно, человек, склонный к приступам гнева. И такой бэкграунд присутствует. Я развлекаюсь, я получаю удовольствие, но одновременно с этим я ощущаю чудовищный гнев, который вселенную, наверное, способен разорвать на клочки. Но поскольку я и развлекаюсь тоже совершенно искренне – никаких клочков, все хорошо.

Здесь пропущена другая офигительная, но очень длинная телега про то, как "Азбука" от имени Макса Фрая отказалась за Макса Фрая брать интервью у Павича. Не поставив в известность Макса Фрая. Тоже в другой раз.

Л.Г.: М-да. А про торговую марку-то расскажи.

C.М.: О! Теперь будет криминальная часть истории. Собственно, почему на сей раз я не стала давать волю гневу, требовать вырезать это из эфира. Дело в том, что месяц назад мне стала известна совершенно криминальная история.

Оказывается, полтора года назад директор издательства "Азбука" Максим Иванович Крютченко попытался зарегистрировать имя "Макс Фрай" как торговую марку! Подал, то есть, заявку на регистрацию в Торговую палату. Такой вот зайчик пушистый.

Л.Г.: Ничего себе.

C.М.: Да. Причем, кажется мне, у Максима Ивановича Крютченко это, с одной стороны, практическая сметка издателя, конечно, но с другой – все-таки патология. Дело в том, что уже долгие годы он пытается через своих подчиненных распространять слух, что Макс Фрай – это он. Кстати, по его инициативе на одной из жутких цветных обложек Фрая было написано: "Некоторые люди засыпают знаменитыми издателями, пивоварами, политиками, плотниками – а просыпаются знаменитыми писателями". Так вот, на втором издании "пивовары, политики и плотники" исчезли. Типа "засыпают знаменитыми издателями – а просыпаются знаменитыми писателями". И это бы ничего тоже, но беда в чем – он не может быть Максом Фраем, не подходит. Он глуп. Он пухлозад. Пол-Питера смеется над его жадностью. Он истерик. Он в любой ситуации срывается на бабий визг. Он не может быть толмачом Макса Фрая – он не под-хо-дит!

Л.Г.: И часто он бывал Фраем?

C.М.: Хе! Вот в прошлом году на этой книжной ярмарке на ВДНХ "Азбука", оказывается, подрядила кого-то подписывать книжки Макса Фрая! Мне сказали знакомые, лично видевшие этот дикий хеппенинг, понимаешь? Это вообще ни в какие ворота. Это же ни хуя себе. А в на последней ярмарке нон-фикшн в ЦДХ сотрудник московского филиала "Азбуки" разговаривал с директором книжного магазина на Новом Арбате и говорил, что "книжки-то Фрая наш директор пописывает!" А я проходила мимо…

Л.Г.: А почему ты не стала тогда со всем этим разбираться? Ведь запредел же.

C.М.: Ну, на самом деле, на самом деле, я ж человек занятой. Я звонила в "Азбуку", говорила – ребята, вы че, совсем ох…и? Они говорили – да, мы совсем ох…и, извините, пожалуйста, больше не повторится. Но я, понимаешь, человек не той конституции, чтобы последовательно заниматься своей карьерой. Это же не единственное мое занятие, понимаешь? Вот мне знакомые говорят порой: ты что! Это дико серьезно! Тебя читают-знают миллионы людей! Так вот – до меня это не доходит!

Смотри, говорю, смотри! – на наш капот изящно так облокотилась какая-то девочка, вторая стоит рядом, их папа держит фотоаппарат и целится, вспышка, девочки убегают. У кого-то на фотографии теперь будут: машина, мелкий дождь, Марта, я, полумертвый диктофон, осень 2001 года.

Л.Г.: Тогда почему тебя все это беспокоит сейчас, почему ты начала что-то предпринимать?

C.М.: Да потому что с точки зрения выживания в этой постсовковой среде, где не только права автора не уважают – автора самого не уважают! – есть предел, да? Я первый раз пришла в "Азбуку" в гости к Вадиму Назарову, – он мой приятель, а не будь он таковым – никогда бы в "Азбуке" не стали книжки выходить, а может, и вообще нигде, это не моя роль – ходить по издательствам книжки впихивать. А моя тактика в жесткой издательской среде нехороша. Потому что считают: "А-а-а… Автор не понимает, что он делает нечто ценное! Отлично! Воспользуемся! Он не понимает, что занимается коммерческим проектом, – отлично, будем воровать его деньги!"

Л.Г.: И воровали?

C.М.: Да, по моим минимальным подсчетам, они мне полмиллиона рублей задолжали. Ну, бред какой-то. Словом, в атмосфере абсолютного свинства позиция игрока оказалась совершенно невыгодной. Она, то есть, опять же крайне выгодна с точки зрения получения удовольствия, но… как сказать… крайне неполезно для здоровья понимать, что тебя обманывают.

Л.Г.: Мне кажется, что хорошо играть, когда с тобой играют по одним правилам.

C.М.: Именно. И вообще – хорошо играть с равными. А вот когда ты играешь – а тебя в это время показывают за деньги…

Л.Г.: Но с самого-то начала проблем с "Азбукой" не было?

C.М.: А проблемы начались, когда Назаров ушел из "Азбуки" в "Амфору". С ним было как раз очень приятно иметь дело – он вменяемый человек, он понимает, о чем идет речь, он писал предисловие к книжке "Гнезда химер", ставя себя чуть ли не в глупое положение – и получал от этого удовольствие. То есть он участвовал в этой мистификации абсолютно на равных. Я вообще могу общаться только на равных, с кем угодно – с издателями, с читателями…

Л.Г.: И что сейчас происходит? Давай по порядку: что сейчас с торговой маркой?

C.М.: Они – "Азбука" – обещали до 12 ноября отозвать свою заявку. Раньше, мол, никак – бюрократия. Мой юрист считает, что это правильно.

Л.Г.: То есть всем этим сейчас занимается твой юрист?

C.М.: Да.

Л.Г.: И какова его и твоя конкретная цель?

Здесь в моем диктофоне ужасные звуки при расшифровке идут: дикий вой, потом крики "Фу! Фу!", потом мартино: "Ой, ой!" Это мне урок – чужие жвачки не воровать – а я своровала с передней панели тихонько, пока Марта говорила. "Орбит" с эвкалиптом. Фу, фу, ой, ой.

C.М.: Ну, кроме отзыва заявки – добиться гарантий, что никакая сволочь не будет публиковать своих испражнений под именем Макс Фрай.

Л.Г.: И какие отношения у тебя теперь будут с "Азбукой"?

C.М.: Ну, самое большое пожелание мое, конечно, – никогда больше не видеть этих людей и не вспоминать. Пусть издают книжки, я буду покупать, они периодически издают хорошие вещи, я согласна быть читателем и покупателем, и я хочу, чтобы наши отношения этим исчерпывались.

C.М.: Подожди, о самом ужасном мы еще не говорили, Помнишь ли ты, как мы с тобой писали досье про литературных негров и чрезвычайно прикалывались? Так вот. Уже после того, как раскрылась история с попыткой зарегистрировать имя Макса Фрая как торговую марку, они мне быстренько предложили: а давай мы посадим ребят и они будут писать книжки – да, кандидаты филологических наук, не ниже! – так вот, они будут писать по книжке в квАртал – а мне за это будут платить по 100 000 рублей – тоже в квартал. Предложил мне это директор московского филиала "Азбуки" Денис Веселов, когда я его подвозила в своей машине, – мне пришлось его, толстого такого, плюшевого, силком из машины выпихивать! Катастрофа не случилась только потому, что время было ночное и машин было мало, особо врезаться не в кого. Физически мне его пришлось выкидывать из машины! Потому что я ему говорила: "Пошел вон, дурак!" – а он отвечал, – "Да нет, ты не понимаешь счастья своего!" Макс Фрай исписался, говорит, тебе же неинтересно этой ерундой заниматься, а у нас сядут ребята, кандидаты филологических наук…

Л.Г.: Несчастные люди…

C.М.: Вот да. Страсти нечеловеческие. Так что, может, и хорошо, что Дибров это ляпнул.

Л.Г.: И что теперь?

C.М.: Ну, старая игра закончилась, начинается новая игра. Тем более что все к одному: новая-то книжка, о которой мы с тобой говорили, – она носит подзаголовок: "Подлинная история Макса Фрая, автора и персонажа" – это менее четкая, но зато гораздо более правдивая версия того, как я – лично я! – все это вижу. Вот там автор говорит правду, правду и только правду. Подменяя имена и даты, путая сны и явь, – это да, но Макс Фрай – это обозначение некоего явления, вот так оно себя проявляет – оно хочет, чтобы люди от его имени книжки писали. Вот посещает оно меня.

У Марты что-то звонит, у меня что-то звонит, нам пора расходиться. Я выхожу из машины и столбенею совершенно: на меня идет, улыбаясь, огромный, феерически красивый, лилово-черный негр. Я понятия не имею, кто это такой.

Линор Горалик
(с)

Пс.: я постаралась ненормативную лексику заменить …, если что-то пропустила, дико извиняюсь.

 
Ласточка
Опубликовано: 9.09.2004 – 9:46
 
Декабрь 2003 – Встреча с сэром Максом Фраем (СПб, РГПУ им. Герцена)

…Возникло некое шевеление, и в зал стала аккуратно пробираться невысокая леди в вязаной шапке-ушанке и коричневой дубленке. Народ потихоньку расступался, ее пропускали в зал, и когда она вошла – все сразу зааплодировали. Это и была Макс Фрай. Она же Светлана Мартынчик, она же Марта (поскольку Мартынчик), сильно заснеженная: «Я самый отмороженный автор», – сказала она.

- Скажите, а почему все-таки «Макс Фрай»?
- Вы знаете, я занимаюсь ответом на этот вопрос последние лет 90, и уже поднадоело… Посмотрите в Интернете: все истории – чистая правда…

- Марта, расскажите о Вашем сетевом проекте «Живой журнал». И Вашем в нем участии.
- Скажите, а откуда у Вас такие смешные штаны? //Штаны и вправду были хороши…//
- Штаны из такого специального магазина. В Питере я ни одного такого не знаю, а в Москве он называется «Global USA». За 200 рублей – вполне приличные штанишки : ) Я вообще люблю ходить по всяким дешевым магазинам. Ботиночки вот, рюкзачок. wink.gif (Народ смеется). Рюкзачок, например, куплен в 98 году в Нью-Йорке за 8 долларов… На улице под названием Чарльз-стрит. Просто это был последний день, мы бегали и искали куда потратить мелочь… Курточка… (опять все смеются)

- Марта, а Вы верите, что из сна можно попасть в другой мир?
- Вопрос веры здесь не стоит. Просто так иногда бывает с некоторыми людьми. С некоторыми – не бывает, но тут ничего страшного: зато с ними бывает другое, не менее интересное.

- Марта, скажите, в Ваших книгах есть такая фишка, как перемена судьбы. А Вы сами пытались менять судьбу?
- Пытаться не пыталась: в этом есть надрыв, что-то созвучное «пытке». Если что-то надо перестать делать, я просто перестаю. Довольно круто я меняла судьбу 4 раза. И существо, которое сидит сейчас перед вами – продукт довольно длительного процесса. Одно время я работала большим начальником. И в один прекрасный момент мне подумалось: а может быть, придется устраиваться на работу… И сказала своему дружочку: я фиктивно выхожу за тебя замуж, и мы немедленно пишем книгу из серии «ЖЗЛ» под названием «Жена кочегара». И начинаться она будет словами «Простая жена кочегара…» wink.gif

- В одном интервью Вы сказали, что не хотите, чтобы под именем Макс Фрай писали чужие дяди и тети. И вопрос у меня такой: Вы дорожите своим именем и псевдонимом?
- Как Вам сказать, дорожу – не дорожу… Просто есть чувство чести, я не могу допустить, чтобы людей, которые мне поверили, обманул еще кто-то кроме меня smile.gif Нельзя поступать с людьми подло, нельзя пихать людям, которые поверили легкомысленному обаятельному сказочнику – при всех его недостатках – какие-то, простите, «коровьи лепешки», для того, чтобы заставить их раскошелится.

- Но Вы же пишете сказки?
- Я пишу всякое. Цикл, посвященный Ехо, во всяком случае, вполне можно так назвать.

- А Вы пишете относительно читателя? Или в процессе написания читатель «по барабану»? У Вас читатель возникает в момент, когда книга получает тираж и распродается?
- Нет, читатель возникает в момент, когда книга дописана. Это очень трудно объяснить человеку, который сам текстов не пишет. Когда текст готов, автору надо отпустить его в свободный полет, и сколько других людей его прочитает, значения не имеет. К примеру, я выкладываю текст на сайте в день выхода сигнального экземпляра. Чем больше людей его увидит, тем лучше. Подготовка текста – очень труднообъяснимый психофизический процесс. Ну как историю болезни описывать ;-)

- А коммерчески это не вредно?
- Большинство коллег это понимают: Вадим Борисович (видимо, директор издательства) человек достаточно умный и считает, что когда книга появляется в Сети, это работает на автора и издательство. Потому что люди прочитают текст и пойдут купят по книге себе, своим друзьям и знакомым. Коммерчески это неопасно. Многие мои знакомые даже просят свои романы выложить в Сеть и рады, что так происходит.

- Короткий вопрос, просто боюсь забыть… Адресочек, где это все висит?
- Очень просто. Вы заходите в Яндекс и пишите «Фрай. Жалобная книга». Первый же сайт, который выпадает, Вам и нужен. Это все висит на «Пуговичках» Сергея Красикова. Это большой специалист, который делает альтернативную, что ли, историю «немэйнстримовской», так сказать, фантастики. Там висят авторы, которые практически не публиковались. Некоторые из них попали туда благодаря мне… Я составила список, что-то еще, но процентов 70 работы сделал Сережа Красиков.

- Еще один вопрос по Сети. Проект «Библиотека Мёнина» – он не оправдался?
- Он, в общем-то, оправдался. Постараюсь объяснить: проекту уже больше года, и физически его делали – т.е. выкладывали в Сеть – сотрудники Марата Гельмана. И в какой-то момент у меня пропала энергия и желание просить людей, которые, в общем-то, ни чем не обязаны, этим заниматься. Но зато недавно мы придумали с коллегами другой проект, некое community, под названием Экс Фразис. Это, если кратко сказать, вербальное пересказывание визуальных объектов. Это снятые и неснятые фильмы, нарисованные и ненарисованные картинки, написанные и ненаписанные книжки… Т.е. куча проектов, которые были не реализованы или были реализованы и забыты, или просто потеряны, там потихоньку выкладывается.

- Часто автор берет псевдоним, поскольку пишет не за себя, а за другого…
- Это правда, Светлана Мартынчик – дамочка абсолютно не пишущая. Недавно меня, художника Светлану Мартынчик, попросили написать некий текст. И я сидела и старалась, старалась, пока не сказала себе: «Дура, ну что ты стараешься. Пускай Фрай напишет». И текст появился часа за три. На следующий день я встала и самым предательским образом его отредактировала, поменяла окончания мужского рода на окончания женского рода, вставила имена, пропущенные по незнанию Максом Фраем, и все.

- //нераспознанный вопрос//
- На самом деле, первое что было – «Идеальный роман», который был придуман во время всяких там германских выставок. И даже понимаю, почему: в течение нескольких месяцев мы использовали для общения английский язык, несколько несчастных немецких слов, и, видимо, нам настолько не хватало русского языка, что родилось вот такое произведение…

- То есть, «Идеальный роман» – бесконечное интервью, бесконечное письмо, обращенное к самому себе…
- Доктор! : ) имейте в виду, что правд много… И они зависят от состояния человека. Журналист, который приходит брать интервью, обычно приходит с вопросами, которые редко кто обдумывает на досуге. Я же не сижу на досуге и не чешу репу, обдумывая: «Что же я хочу сказать как автор?» Это было бы странно. И когда меня спрашивают, я отвечаю, что приходит в голову именно сейчас…

- Скажите, пожалуйста, у Ваших героев серии «Лабиринты Ехо» есть реальные прототипы?
- У центральных персонажей, пожалуй, что не очень, а у второстепенных персонажей – почти у всех. Это друзья, приятели, знакомые, ну, всяко-разно… Думаю, у каждого среди знакомых есть очень колоритные персонажи, которых даже про себя определяешь именно «какой колоритный персонаж»…

- А они, эти «персонажи», об этом знают?
- Некоторые узнали сами себя, некоторых опознали знакомые, некоторые из них – иностранцы, и пока не получили возможности узнать, что им выпало такое счастье ; ) А некоторые уже, к сожалению, умерли…

- Вы знаете, наверное, я очень наивный человек и привык верить написанному… Вы от читателя хотите, чтобы он читал то, что Вы написали, а не свои читательские измышления. А как его можно заставить? Дайте конкретную инструкцию.
- Конкретную инструкцию? Очень просто. Берется читатель – одна штука, и ему говорится: вот, читай то, что написано. А если говорить серьезно – то это сложно. Например, половина читателей говорит не «Ехо», а «Эхо». И что надо сделать, чтобы заставить эту половину читать то, что написано на бумаге, я не знаю. А если узнаю – стану пророком, взойду на гору и скажу Великое Слово. Более того, я еще и не знаю, почему так происходит.

- На какой город сильнее всего похож Ехо?
- Город Ехо – абсолютно город из снов, прототипа у него нет. Если у Кеттари есть прототип – это город Нюрнберг, то у Ехо – нет. Хотя… Через несколько лет после выхода первой книги мы с подружкой надолго попали в Прагу, долго гуляли, и она говорит: «Здесь и мостовые мозаичные, и домики какие-то знакомые», и вдруг мы выходим на площадь, а посередине стоит трактир под названием «Два кота». Я была вынуждена согласиться, что все не просто так, но это не намеренно.

- А прототип самого названия «Ехо»?
- На этот вопрос не отвечу, потому что я – писатель книжек. А у этого мира есть свой персональный демиург, абсолютно реальный человек, который его придумал. Его сейчас здесь нет, но если бы его спросили – он бы тоже, наверное, не ответил. Есть Соединенное королевство, есть столица Ехо, вот ее улицы, а вот тут у нас – графство Вук, а почему оно так – не сознался…

- Скажите, а Бубуту придумали Вы?
- Для Бубуты были придуманы имя и темперамент. А многие Бубутины повадки, его поведение до того, как поставили на место, после того, как поставили на место – результат наблюдения за несколькими типичными начальниками. Например, когда они много лет были начальниками, а потом появлялись в виде равноправных коллег или даже подчиненных – все это было безумно смешно наблюдать… Бубута на самом деле – коллекция.

- Почему так много сортиров и сортирного юмора? Это же очень американское, и несколько не вяжется с остальным…
- Вы знаете, в этом сериале вообще очень много моментов, которые являются открытыми лобовыми пародиями например, на голливудские фильмы.

- А как придумывались образы героев Тайного Сыска – в дополнение к их именам и темпераменту?
- Мы с этим демиургом вместе сделали список главных героев с именами и основными чертами характера. Понятно, например, что Бубута внешне похож на Паваротти… Про Джуффина было ясно, что он – начальник, самый главный и самый умный. Шурфа мы описали как очень аккуратного, а он потом сам пришел и рассказал про Безумного Рыбника. Кричал, бил кулаком по столу и спрашивал: «Что вы тут про меня пишете?» Вообще, когда писатели говорят, что персонаж пришел и сам рассказал о себе – это правда… ;-)

- Скажите, Вам поступали предложения об экранизации?
- Поступали, но все они, по-моему, хороший материал для психиатрической диагностики предлагавших. Почему-то хороших предложений не поступало… Например, какие-то полоумные люди пришли и предложили, чтобы Макса играл Дмитрий Нагиев… Продемонстрировали глубину понимания.
- Но ведь по «Дозорам…» снимают?
- Пусть себе снимают…
- Скажите, а кто бы мог сыграть Макса?
- Не обижайтесь, но все эти вопросы про экранизацию – перемалывание воды в ступе: никто никого не смог бы сыграть, и никто никого не будет играть. Возможно потом, когда пройдет большое количество лет, опять возникнет этот вопрос, тогда и будут выбираться актеры. А сейчас – нет.

- Еще такой же вопрос… У Вас сказано, что Меламори похожа на актрису Диану Ригг.
- Диана Ригг… Был такой очень смешной английский фильм «Сыщики». Она играла там. А еще был фильм про Джеймса Бонда, Диана Ригг там играла его невесту, которая погибает во время свадьбы. Какая серия, я не помню.
- «Сыщики» – это примерно какое время?
- Мне кажется, что это сериал годов шестидесятых – семидесятых. Комедийный такой сериал, который пародировал того же Джеймса Бонда.

- Скажите, а каково Ваше отношение к остальной фантастической тусовке?
- У меня нет никакого отношения к тусовке, я не знаю, какие они. Мне только несколько раз рассказывали, что они собираются на свои фантастические семинары, квасят по-черному, бьют, например, морды… Лукьяненко кто-то спросил, почему он так любит мальчиков-подростков, он понял буквально, треснул в ответ по морде. Детский сад какой-то.

- У меня такой вопрос: зачем Вы пишете книжки? Или почему?
- Мне, честно говоря, страшно с Вами разговаривать: Вы очень серьезный человек. : ) В ответ на такой вопрос хочется отшутится, но у меня волосы встают дыбом при мысли, что я отшучусь, а Вы не поверите. Поэтому скажу откровенно: ответа на вопрос «зачем?» в моей системе координат просто нет. Просто так сложилось: пишу, и все.

- До появления первой статьи о Вас я и все мои друзья считали, что Вы – мужчина. Я не прошу Вас доказать, что Вы – мужчина (зал ржет), но на протяжении всех, скажем, десяти книг логика повествования, логика героев – это, извините, мужская логика. Так вот, как Вам удается так сочетать мужское и женское начала? Уж извините за идиотский вопрос…
- Нет-нет-нет, вопрос не идиотский. Половина людей, которая читала эти тексты, говорила: «Да послушай, с первого дня, с первой страницы было видно, что писала женщина». Вторая половина говорила: «Вы врете и выдаете себя не за того человека: ведь сразу видно, что писал мужчина». И это об одних и тех же текстах. Надуманные, наивные формулировки. Мужчины и женщины внутри своих «коалиций» ведь очень разные, только писают одинаково. Когда человек, прочитав тексты, говорит: «У Вас мужская (или там женская) логика», он ведь опирается или – не приведи Господи! – на учебники, которые я читала, или на свой собственный жизненный опыт. А на самом-то деле логика у меня не мужская или женская, она человеческая.

- Когда-то в издательстве, по-моему, «Экском» вышла книга, написанная от третьего лица. Герой трахается и с мальчиками, и с девочками, и написано настолько мастерски, что пол рассказчика определить невозможно. Потом выяснилось, что автор – мужчина. Но женское настолько профессионально выписано, например, такая типично женская тоска…
- Чтобы закрыть эту тему, скажу вот что. Северо-американские индейцы считают, что у нас не два пола, а четыре: Мужчины-воины, Мужчины-матери, Женщины-воины и Женщины-матери.

- А Вас, простите, куда?
- Ну посмотрите на меня: какая из меня женщина-мать? Чего я могу вот этой грудью выкормить? И будете ли вы готовы с этим в одном мире потом оставаться?

- Вы правда считаете, что надежда – глупое чувство?
- Вообще, да. Хотя здесь мы говорим хоть и по-русски, но иногда на разных языках: у каждого свое представление, что такое надежда. И глупое чувство – разное. Обычно человек хочет какие-нибудь глупости, которых у него нет и он их никогда не получит, их надо перестать хотеть и зажить некоторой другой нормальной жизнью.

- Скажите, а какая Ваша любимая сказка?
- Одной любимой сказки, пожалуй, и нет. Бывают любимые сказочники. Первые 16 wink.gif, которые приходят в голову… Сергей Козлов, конечно, со своими историями про всю замечательную компанию, «Ежик в тумане»; конечно, Туве Янссон, много чего вспоминается…

- Расскажите, пожалуйста, о Ваших ближайших творческих планах.
- Вы знаете, не бывает, наверное, творческих планов – все это вранье, звучит слишком высокопарно…
- Ну, может быть, желание о чем-то написать?
- Есть желание не желать о чем-то писать. Как назывался один рассказ, «Не хочу хотеть».

- А кто сочинял «Песню о пустом сердце»? И кто ее исполнял?
- Ее автор – тот же, кто придумал Ехо, сочинял названия его улиц. А насчет исполнения… Мало ли кто мог ее сыграть. Я же не знаю, что именно Вы слушали. Если Вы слушали того автора – то это прекрасно.

- Скажите, Марта, а насколько Вы включены в общественно-социальные процессы: Вы читаете газеты, слушаете радио? Ходите ли Вы на выборы?
- А у меня нет российской регистрации. Я не гражданин РФ: я из Украины, хожу с миграционной картой.

- Солженицын разделил всех писателей на две группы: которые творят свой мир, сами себе демиурги, и которые творят под небом Бога. Вы к какой категории себя относите?
- Ну, раз это теория Солженицына, то надо заставить его прочитать все тома Фрая и спросить: к какой категории товарища относите?. В принципе, я себе себя, задавая этот вопрос, отношу, наверное, ко второй. Но мало ли чего я о себе думаю.

- Долгое время никто не знал, кто такой Макс Фрай. А теперь все знают…
- Да. Ситуация была такая: жил Макс Фрай, и жил бы себе в подполье, но издательство «Азбука» украло его родное имя. И только благодаря тому, что я успела очень быстро объявить общественности свое лицо, адвокатам удалось довольно быстро эти бумаги забрать и не сделать Макса Фрая идиотской торговой маркой издательства «Азбука». Фрая сперли!..

- А Вы стремитесь быть модной?
- Ну как Вы представляете себе мою жизнь? Я просыпаюсь утром и говорю себе: я должна быть модным писателем, хватаюсь за голову и начинаю придумывать как. Думаю, что если человек стремится быть модным, или там мудрым, или продвинутым писателем, жизнь его – это ад.

- А Вы пишете ради денег?
- Вы что, идиот, извините? Вы не читали моих текстов? Как такое можно писать ради денег? Мне очень жаль, что не 19 век на дворе: я бы Вас вызвала на дуэль и застрелила бы.

- В Вашей последней книге про накхов цитируется роман Михаэля Штрауха. Скажите, это реально существующий писатель?
- Ну как Вам сказать… Угадайте с трех раз : ) Может быть, когда-нибудь часть его работ будет опубликована. Я веду с ним переговоры ;-) Это к слову о творческих планах.

- И на встрече с ним кто-нибудь спросит: вот, у Вас есть такой персонаж – Макс Фрай…

- А кто такие накхи
- Накхи – такие существа…
- Созвучно слову «нах…» : )
- Ну, в общем, да… Накхи – те, кто сходил на…, и вернулся. ;-)

- А можно задать Вам личный вопрос? Ваши отношения со смертью?
- Ваш вопрос не то чтобы личный… Мои отношения со смертью публичны, как и у всех: смерть скрыть нельзя. Это единственное событие, в котором может быть уверен человек: она приходит по умолчанию. Кстати, отсюда вытекает хороший способ справляться с бытовым ужасом. Вы просыпаетесь утром и говорите себе: если сегодня умирать, то что надо сделать?

- Есть способ гадания на книгах. А Вы не пробовали гадать на своем «Идеальном романе»?
- Себе лучше не гадать: незачем расходовать… Вы знаете, большинство людей – настоящих специалистов по мантическим практикам производят впечатление людей с изношенной судьбой…

- Мой вопрос по поводу Книги Огненных страниц: как такая обалденная мысль пришла в Вашу голову?
- Честно говоря, эта конструкция была всегда, просто она не сразу нашла воплощение.

- Когда я читал Ваши книги, было ощущение, что это очень похоже на Роджера Желязны…
- Признаться, его я ощущаю почти двоюродным братом. Жалею только, что мы не смогли подружиться.

- В эпизоде о трактире «Середина Леса» сэр Кофа куда-то ездил и что-то привез. Скажите, куда, собственно, он ездил и что именно привез?
- Этого никто не знает. И нам сэр Кофа тоже так ничего и не сказал, сколько мы его не просили.

- Откуда взялся термин «вершитель»?
- Помните, был такой фильм «Москва – Кассиопея»? Там вот были роботы-исполнители и роботы-вершители..

- Ваше отношение к поэзии?
- Поэзия… Поэзия – шаманизм. Я максималист: она должна либо убивать, либо исцелять. А просто так рифмованные строки…

- Убивать надо таких поэтов!
- Ведь в настоящей, например, трагедии, когда мир рушится, не ставится вопрос «Кто прав, а кто – нет?»

Фрай оказалась многознающей, мастерски владеющей словом, скромной и энергичной.
Ощущение от встречи было что надо. То самое высокое.

(с)

 
Ласточка
Опубликовано: 9.09.2004 – 9:53
 
Теперь немного биографии:
Макс Фрай и не писатель вовсе, а художник по профессии! biggrin.gif
Светлана Мартынчик – родилась в 1965 году в Одессе.
1982-85 училась на филологическом факультете Одесского Государственного Университета, в 1985 году занялась актуальным искусством, в связи с чем учебу пришлось прекратить. Художник, менеджер художественных проектов.
С 1993 живет и работает в Москве.

Мартынчик Светлана – художник, писатель, сетевой деятель – вместе с Игорем Степиным художником и музыкантом – в начале 90-х годов стали известны как художники Мартынчики.
Мартынчики – это художники-демиурги, творцы Мира Хомана, долгосрочного художественного проекта. В течение многих лет Мартынчики создавали полную и гармоничную Вселенную со своими законами мироздания, планетами, флорой, фауной, народами, языками, алфавитами, мифологиями и религиями. Фрагменты этого мира можно было увидеть вылепленными из пластилина в галереях и музеях Москвы, Санкт-Петербурга, а также на многочисленных персональных и групповых выставках в Москве, Европе и США.

Работы в коллекциях:
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Neue Pinakothek, Karl Ernst Osthause Museum der Stadt Hagen, Хаген, Германия
Частные коллекции в США и Европе

ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ВЫСТАВКИ

1992 "Народ Хо". Галерея М. Гельмана, Москва

1993 "Черный квадрат". Галерея М. Гельмана, Москва
"Детство, отрочество, юность". Галерея в Трехпрудном пер., Москва
"Хроники Аббае". Галерея М. Гельмана, Москва

1994 "Айишана". Галерея "Дар", Москва
"You Must Remember It". Ronald Feldman Fine Arts, Нью-Йорк, США
"Хроники Аббае". IBM, Москва
"Хроники Аббае". ГРМ, Санкт-Петербург

1995 "Хроники Махум". Галерея М. Гельмана, Москва
"Люди Шапитук". Neue Pinakothek, Мюнхен, Германия
"Флора и фауна континента Мадайк". GalerieWttenbrink, Мюнхен, Германия
"Мадайк, шестой континент". Karl Ernst Osthause Museum der stadt Hagen, Хаген, Германия

ГРУППОВЫЕ ВЫСТАВКИ

1990 "Новые фигурации". Литературный музей, Одесса

1993 "VII съезду народных депутатов посвящается". Галерея М. Гельмана. ЦДХ, Москва "Монументы: трансформация для будущего". ИСИ, Москва; ICI, Нью-Йорк. ЦДХ, Москва "Конверсия". Галерея М. Гельмана. ЦДХ, Москва "Art Hamburg". "Ronald Feldman Fine Arts". Гамбург, Германия

1994 "EUROPA-94". Мюнхен, Германия

1995 "5 лет галерее Марата Гельмана". Дом художника на Кузнецком Мосту

Из работ:

user posted image

Мартынчики
“Афуаба, странствующий бог”
Тираж : 27
Год: 2001
Размеры: 70×71 см
Техника: шелкография, бумага, Esparto

 
Ласточка
Опубликовано: 9.09.2004 – 10:4
 
И напоследок фотки:

user posted image

user posted image

user posted image

Фух… Всё!

 
Niemand
Опубликовано: 9.09.2004 – 11:24
 
Бабка Ёжка

СПАААААСИБО! Очень интересно было прочитать, удивительная история…

flower030.gif

 
Loki
Опубликовано: 9.09.2004 – 11:32
 
интересно…)
спасибо за информацию
 
Ласточка
Опубликовано: 9.09.2004 – 11:51
 
Niemand
Почитай еще и книги. Это здорово! Очень интересная жизненная философия.
Многие из моих знакомых удивлялись тому, что это написано женщиной – то, как она смотрит на многие вещи, присуще мужчинам. Я не удивлялась. Меня саму часто упрекают за "мужской взгляд".
 
Dum-Dum
Опубликовано: 9.09.2004 – 13:26
 
угу, кроме любви к обжорству, в книгах полезной ценной информации – крохи.
но это естественно только для меня недоразвитого.
 
Niemand
Опубликовано: 9.09.2004 – 14:33
 
Бабка Ёжка

"мужской взгляд" для женщины это типично, как ни странно. Меня саму мой бывший возлюбленный называл мужчиной, по ошибке родившимся женщиной. а также гнусной подделкой под женщину msn-wink.gif

прочитаю Фрая – напишу мнение

 
Ласточка
Опубликовано: 9.09.2004 – 15:51
 
Dum-Dum
Каждый берет из любого произведения только то, что ему самому хочется… Я не надеюсь, что, даже перечитав, ты найдешь что-то еще… Потому что "надежда – глупое чувство" (М.Фрай) msn-wink.gif
 
Dum-Dum
Опубликовано: 9.09.2004 – 18:52
 
Бабка Ёжка
увы, желания перечитывать не возникает. читал только для того, что бы убить время. ощущения уже высказал. А то. что у кого, что болит, тот о том и говорит… хм.. вот чем я не страдаю, так это обжорством. по простой причине – отсутствует чувство голода по умолчанию. и когда возникает, я просто рад. И не понимаю людей, делающих из еды(пищи) культ.
 
nila
Опубликовано: 9.09.2004 – 22:20
 
Ндя… спасибо тебе славная Бабка Ёжка ! за эту информацию!! msn-wink.gif
 
.::Ривальдо::.
Опубликовано: 9.09.2004 – 22:36
 
Интерессссно было…Санькью!!!
 

автор admin


Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.