RU ФОРУМ

Объявление

Google
Правила форума | Новые сообщения | Активные темы
Уважаемые посетители! Добро пожаловать на RU-FORUM.COM!
Добро пожаловать тем, кто помнит старый RU ФОРУМ!
Для общения регистрация не требуется.
Добро пожаловать на форум!
Для общения регистрация не требуется.
Активные темы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RU ФОРУМ » Тихий омут - дела житейские » Тюрьма * Зона


Тюрьма * Зона

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Мы являемся свидетелями необоснованной агрессии и насилия. Из 6 миллиарда человек на Земле огромная часть находилась в местах лишения свободы. Как Вы думаете тюрьма может исправить человека внутренне или это, только вынужденное условное наказание за содеянное? Можно ли доверять судимым людям?

0

2

Можно ли доверять судимым людям?

хм... озадачил... хороший вопрос :) смотря какая статья УК :)
человек может там оказаться по ошибке...

Как Вы думаете тюрьма может исправить человека внутренне

мое мнение - может. но для этого у человека изначально должны быть задатки. почва благодатная, так сказать, для перевоспитывания...
сложно это конечно...

Подпись автора

Счастлив, кто падает вниз головой  - мир для него хоть на миг да иной

0

3

человек может там оказаться по ошибке...

Ты обсолютно права, многие там и оказываются по ошибке...или их специально подставляют ))  :)

мое мнение - может. но для этого у человека изначально должны быть задатки.

У меня в детстве было социалистическое детско-наивное представление о тюрьмах, мол добрые и справедливые милиционеры и осуждающие себя преступники сильно раскаявивщиеся за свои деяние. Но повзрослев я осознал, что тюрьма это тюрма, а их надсмоторщики не воспитатели из детского сада.....  А не может случится так, что тюрьма только озлобит человека?

Я не был судим никогда и мои взаимоотношения с органами особой близостью не отличались. Я знал одного человека сидевшего несколько лет в тюрьме - сказать честно, врядли я бы доверился ему...  :)

Но, конечно я не могу говорить за всех заключенных....))

0

4

А не может случится так, что тюрьма только озлобит человека?

очень даже :) то что выйти из нее хотя бы таким каким был "до" нереально - это 100%

Подпись автора

Счастлив, кто падает вниз головой  - мир для него хоть на миг да иной

0

5

А у меня половина родственников в тюрьме сидело!Эх!
Я вам скажу тюрьма меняет человека,только чаще в худшую сторону!
Люди со слабой психикой становятся просто монстрами!
И кто сказал что там плохо?Для тех кто там сидит - лучше чем на воле!Мой дядя по профессии плотник,за время 10 заключения сделал столько барахла что после его продажи хватило денег на на новенькую девятку!Люди и там живут,и крутятся,и зарабатывают больше нас с вами!
Сам я лишь однажды был в обезьяннике и то по ошибке.Так вот:если бы не мои сидевшие родственники,то меня бы там просто порвали!А так я вошел,сказал чей племянник и тут же освободилось место возле окна....Так что есть здесь свои плюсы...

Подпись автора

идите все нах..

0

6

Казбек я осмелусь поспорить с тобой....  Главное предназначение мест лишения свободы - ломать волю людей....  Это начинается с плохого питания, полового воздержания и нарушения режима сна  и  встречи с родными..... Я никогда не поверю в то, что 10 летний ЗЭК придет в наш мир нормальным..... Это фантастика.....   Его физиологические функции сломлены.....    <_<

И на мой взгляд - гордится тем, что

А у меня половина родственников в тюрьме сидело!Эх!

Это ерунда..... Чем ты гордишся?  Это позор......   <_<

0

7

И на мой взгляд - гордится тем, что

QUOTE 

А у меня половина родственников в тюрьме сидело!Эх!

Это ерунда..... Чем ты гордишся? Это позор...... 

Эх.Эх - это было в плохом смысле,в том смысле что я сам не рад!
Но я не согласен что это позор для меня!
Для меня это одни плюсы:
1.Я везде прохожу как свой.Любые клубы и дискотеки!
2.Ни один мент ни задержит меня ни за одно превышение скорости(а если и задержит,то быстро отпустит).
3.Ни один отморозок,ни одна группировка в городе ни посмеет на меня наехать.
....Дальше идет беспредел и я перечислять не буду.....

Подпись автора

идите все нах..

0

8

А у меня половина родственников в тюрьме сидело!

Арни, а у тебя никто не сидел? Нет?

Для меня это одни плюсы:

я думала это осталось в "малиново-бээмвэшных" 90-тых  :P

Подпись автора

Счастлив, кто падает вниз головой  - мир для него хоть на миг да иной

0

9

Нет, нет и нет, люди редко учатся на своих ошибках, и люди редко меняются, а уж тем более не в тюрьме. Даже наоборот, воришка попавший в колонию станет ещё хуже, и в следующий раз его посадят по другой статье. Так я против амнистий и всегно подобного. Надо менять систему тюрем. Одиночные камеры спасение

0

10

Спрошу прямо!Вы сидели?Нет?
Так о чем вы говорите.....Какие одиночные камеры?Вы знаете что такое провести 1 день в одиночной камере...Не знаете...А сажают ведь не на один день,а на 3-5-10-15 суток..

Подпись автора

идите все нах..

0

11

С разрешения Администрации Форума открываю данную тему и по возможности - буду "вести" ее...   практически у каждого человека найдется родственник, друг или просто знакомый человек, побывавший или пребывающий в местах не столь отдаленных, а посему, полагаю, данная тема будет интересна и актуальна для многих...

Вначале предлагаю пройти в нашу "Фотогалерею", и кому интересно - просмотреть и выложить тематические фотографии\картинки(учитывая Правила данного Форума)...  http://2005ru.ruhelp.com/index.php?showtopic=1894

В этой теме я буду рассказывать Вам о криминальных "крышах", о тюремной больнице, о ворах и др.заключенных, мы обсудим "русский воровской словарь", поговорим о "понятиях"...   зададим друг другу вопросы и вместе будем искать ответы...

Итак, я начинаю...

http://butirka.ru/img/intro.jpg

Отредактировано Ваха (02.04.06 19:08)

0

12

ЯЗЫК БЛАТНОГО МИРА

Криминализация общества вызвала необычайный интерес к воровскому миру. Причем миф о мафиозности общества и государства тиражируется средствами массовой информации, а культивации нигилистического отношения к Закону и пропаганде воровского образа жизни в значительной степени способствует поставленное на поток "производство" романов и повестей идеализирующих преступный мир. В них "благородные" убийцы, живущие "по понятиям" "мочат" "не благородных" и представляются чуть ли не народными мстителями, а воры в законе - окруженные ореолом таинственности всевластными владыками.

Не последнюю роль во внедрении этого мифа в массовое сознание играют и распространившиеся "воровские" словари. "Ботать по фене" становится модным и вполне приличным. Словари блатного жаргона стремительно увеличиваются в объеме постепенно, и по объему и по составу, приближаясь к обычному словарю русского языка. Причем сам воровской жаргон начинает постепенно уходить из словаря арго, а на его место приходит общеупотребительное просторечие.

   Читатель открывает словарь и видит знакомые слова. Воровской "язык" становиться языком читателя, происходит своего рода криминализация языкового самосознания. Язык в сознании читателя выворачивается наизнанку, переосмысляется, мутируя в "новую речь". А вместе с языком мутируют вековые общечеловеческие ценности и подменяются прямо противоположными.

   Издающиеся в настоящее время словари вряд ли можно отнести к словарям в собственном понимании этого слова, это скорее списки слов, в которые наряду с действительно жаргонными включены и общеупотребительные. "...В зоне барин крутой, часто сам бывает на ночных и дневных шмонах. Кумовья абвера просто волчары. Один старлей хотел Витька ссучить, за это западло фаловал его в придурки в плеху, шнырем или тушилой. Витек по третьей ходке все еще ходит в пацанах, но он золотой пацан и быть ему в авторитете на следующем сходняке. В живодерке шамовка была в норме, мандра и рассыпуха всегда были в гараже. Заварганили грузинским веником, имели и дурь женатую, и косячок. Санитары дыбают на цырлах перед главным и другими коновалами, чтобы не шуранули на биржу..." (Из письма вора в законе).

    Владимир Даль назвал уголовный жаргон "блатной музыкой", которую в прошлых столетиях сочиняли "столичные мазурики, жулики, воры и карманники". Жаргон (феня) возник из языка офеней (коробейников) и напоминает языки некоторых этнических групп, в том числе африканских и греческих. Некоторые исследователи считают, что в седьмом веке на Руси проживал офенский народ, исчезнувший почти бесследно и оставивший о себе память лишь в русских былинах. Археологи не отрицают эту версию, но и прямых подтверждений пока не найдено.

   Язык феней передавался поколениями, и вскоре его стали употреблять нищие, бродячие музыканты, конокрады, проститутки. Феней не просто общались, ею шифровали устную и письменную информацию, стремясь утаить смысл от лишних глаз и ушей. Жаргон вошел в воровские шайки, остроги и темницы, проник на каторгу. Их коренные обитатели даже отвыкали от родной речи, путая слова и выражения.

   Каждая преступная группа, каждая тюрьма дополняли воровскую речь все новыми словами и выражениями. Но, несмотря на грандиозную производительность, воровской жаргон не стал богатым и полноценным языком.

   "Блатная музыка" больше действует на эмоции, чем на интеллект. Академик Дмитрий Лихачев в статье "Черты первобытного примитивизма воровской речи" писал: "Воровская речь должна изобличать в воре "своего", доказывать его полную принадлежность воровскому миру наряду с другими признаками, которыми вор всячески старается выделиться в окружающей его среде, подчеркнуть свое воровское достоинство: манера носить кепку, надвигая ее на глаза, модная в воровской среде одежда, походка, жестикуляция, наконец, татуировка, от которой не отказываются воры, даже несмотря на явный вред, который она им приносит, выдавая их агентам уголовного розыска. Не понять какого-либо воровского выражения или употребить его неправильно - позорно..."

   Не зная точно употребление и смысл блатных выражений, нельзя завоевать какого бы то ни было признания и авторитета.

   Но следует отметить, что "блатари" ненавидят "наблатыканных", то есть тех, кто подражает им, разрушая всю патетику и привлекательность преступной речи. Вор отличается от фраера тем, что ботает по фене всерьез, а фраер употребляет блатные выражения в шутку, с иронией. Намеренная вульгаризация своей речи выдает "наблатыканного".

   Уголовный жаргон стали изучать еще в царской России (так, В. Трахтенберг, составивший "Жаргонъ тюрьмы", г. Санкт-Петербург, 1908 год, сам был первостатейным мошенником и продал правительству Франции рудники в Морроко, которых никто и в глаза не видел). Ряд статей и монографий увидел свет в первые годы Советской власти. Позже исследовать феню считалось дурным тоном, и она печаталась лишь в справочниках Министерства внутренних дел сугубо для служебного пользования. В 1982 году во Франкфурте-на-Майне издательство "Посев" выпустило "Словарь Арго ГУЛАГа" под редакцией Б. Бен-Якова. Тогда же появилось и нью-йоркское издание "Словаря блатного жаргона в СССР". Спустя год, в Нью-Йорке В. Козловский выпустил "Собрание русских воровских словарей" в четырех томах. В начале 90-х "блатную музыку" начали печатать и в России.

   Однако качество этих словарей, с научной точки зрения, низкое, и они имеют скорее познавательное значение.

    Жаргон в начале века насчитывало почти четыре тысячи слов и выражений. Тюремно-лагерная политика СССР для криминального языка открыла целую эпоху. В течение десятилетий жаргон изменялся и дополнялся. Лексический запас современной уголовной среды включает свыше десяти тысяч слов и выражений (следует учитывать, что в них, не понятно из каких побуждений, включено много общеупотребительных слов, не относящихся к блатному жаргону). Многие из них применяются крайне редко, но все же применяются. Но это пассивный запас. Для общения блатарю достаточно 300-400 слов, хотя он понимает гораздо больше.

    "Блатная музыка" развивалась быстро и сумбурно. Каждая малина стремилась иметь свой тайный язык. Иногда слово рождалось, употреблялось несколько раз в разговоре или малявах и забывалось. Огромный кладезь воровской словестной мудрости полностью востребовать блатному миру невозможно. Подобная участь присуща любому языку, словари которого регистрируют намного больше, чем требуется для активного общения.

    Криминальный мир делился на узкие специализации: карманники, шулера, наркоторговцы, грабители, фальшивомонетчики и др. Каждый профессиональный клан развивал родную феню. Скажем, карманник сегодня вооружен пятьюстами терминов и выражений, шулера имеют около трехсот, домушники - двести, грабители и наркоторговцы - по 100 -150.

   Еще раз хочу напомнить, что якобы словари блатного жаргона, которых в Сети масса, представляют познавательный интерес, использовать же его в качестве учебного пособия для приблатненных романтиков практически невозможно. Феня сродни иностранному языку: овладеть ею, лишь прочитав словарь, нельзя. Понимание воровской речи - первый шаг к познанию блатного мира. А его нужно изучать. В том числе и для того, чтобы не стать его очередной жертвой.

Источник: aferizm.ru

0

13

Русский воровской словарь как культурный феномен

1. История воровских словарей.

Традиция составления воровских словарей в России родилась в XIX веке. Она восходит к жаргонным словарям В. И. Даля, И. Д. Путилина и некоторые другие. Но бум лексикографирования воровской речи в России начался в 1908 году с выходом словаря В. Ф. Трахтенберга, который не был профессиональным лексикографом, но зато был профессиональным мошенником, “которого печать Европы называла “авантюристом ХХ века” (П. Северянин. Авантюрист века. Цит. по: В. Козловский I, 223). Он ухитрился даже “продать правительству Франции рудники в Марокко”, которых он отродясь не видывал. Угодив в Таганскую тюрьму, он собрал интереснейший словарный материал для воровского словаря. Так получилось, что все последующие “составители” просто переписывали его словарь как самый известный и популярный, затем ставили свое имя (на титульном листе) и сдавали книгу в печать. Традиции плагиата в области лексикографии были заложены именно в 1910-1920 гг. Словарь В. Лебедева (1909) — это незначительно дополненный “Трахтенберг”; пристав В. М. Попов (1912) все позаимствовал у Лебедева, а С. М. Потапов (1923) — у Попова. Результаты сравнительного анализа словарей Лебедева и Попова даны в “Арестантском словаре” (О.К., 1913). Последующие же составители, как правило, пользовались словарями Попова (1912), Потапова (1927) и некоторыми другими. Так, например, А. Скачинский (1982) из старых словарей ссылался, прежде всего, на словари Попова (1912) и Виноградова (1927). Из современных словарей он, видимо, пользовался словарём Meyer’a Galler’a (1977). Последующие же составители, как правило, пользовались словарями Попова, Потапова и другие. Таким образом, вся традиция составления словарей русского воровского жаргона восходит к В. Ф. Трахтенбергу (1908). Значительная часть этих ранних воровских словарей была переиздана В. Козловским в Нью-Йорке в 1983 году.

Успеху словаря В. Ф. Трахтенберга, положившего начало лексикографическому буму, конечно же, немало поспособствовал Бодуэн де Куртене, написавший для этого словаря восторженное предисловие и освятивший его своим громким научным именем. В своем предисловии Бодуэн апеллировал к мифам о благородных разбойниках и об униженных и оскорбленных: “…в этом своеобразном мире “падших”, “отверженных”… и просто “несчастных” таится нечто странное, нечто загадочное…” (Трахтенберг, V). По мнению великого лингвиста, мафия заслуживает “не столько презрения, сколько сострадания и прощального понимания” (Трахтенберг, XV). Романтизм здесь тоже сыграл не последнюю роль. Как миф о несчастном народе, так и представление о величии души бандита имели непредсказуемые последствия. Мифология благородного разбойника вызвала очередной всплеск литературного интереса к нищим, бродягам, преступникам. Писать о Сибири, каторге, трущобах, притонах, душегубах, пиратах, мошенниках и ворах стало модно. Отвращение вновь сменилось восхищением. А вслед за литературой на воровской подиум выходят доморощенные “лексикографы” и авторы массовых романов. Бум воровских словарей конца ХХ века тоже сопровождался всплеском активности авторов “блатной” массовой литературы. Огромными тиражами издавались романы вроде “Ментовки” М. Федорова, “Братвы” Е. Монаха, “Блатных” И. Деревянко и “Лярвы” М. Рогожина.

Одним из первых довольно полных словарей воровского арго был “Толковый словарь уголовных жаргонов” (Дубягин Ю. П., Бронников А. Г. [ред.]. М., 1991). Он представляет собой, в сущности, не обработанные словарные материалы. Авторам не удалось избежать проникновения в конечный материал интердиалектизмов общеупотребительного характера. Очевидно, что значительная часть лексики, включенной в словарь, может быть отнесена к литературному языку, городскому просторечию, диалектной речи или к различным жаргонам, социолектам, не имеющим отношения к воровскому языку. Так, например, слова алкаш, амбал, анаша, бабки, баксы, балда, баламут, басить, бедолага, безнадега, бич, бугор, будка, бухало, бухтеть, бычок и тому подобные явно не имеют ни малейшего отношения к воровскому жаргону, а являются общеупотребительными единицами интердиалектной формы речи, или, проще говоря, городского просторечия. К сожалению, общеупотребительная лексика составляет около половины материалов словаря.

Отсутствие какого-либо научного аппарата, принципов построения словаря, полное отсутствие стилистических помет, грамматических материалов, указаний на морфологическую природу слов, четких определений значений, по сути, выводят эту работу за рамки лексикографии. Это вообще не словарь и в этом смысле он не нуждается в более детальной критике.

В 1994 году в Смоленске был переиздан мюнхенский словарь (MUENchen, 1992) В. Быкова “Русская Феня: словарь современного интержаргона асоциальных элементов”. Как видно из приложенной к данному обзору библиографии автор ошибается, утверждая, что “до недавнего времени феня была запретным плодом для русской лексикографии” (Быков 1994, 3). Словари воровского жаргона свободно печатаются уже целое столетие. Словарь Быкова — первая работа, в которой совершена хоть какая-то попытка превратить бессмысленные списки слов в словарные материалы, дать определения значений лексем, грамматический материал, то есть попытка систематизации материла: “Достоинством его, на наш взгляд, является системность подачи материала...” (Быков 1994, 8). К сожалению эта попытка была заявлена в предисловии, но не была реализована в самом словаре. Авторские стилистические оценки субъективны. Так, лексемы обратно в значении “снова”, порхатый в значении “еврей” и множество других, внесенных в словарь слов, не имеют никого отношения к арго, являясь просторечными и общеупотребительными. Никакой системы нет и в иллюстрировании материал. Где-то примеры есть, а где-то их почему-то нет, хотя примеры придуманы автором: “К большей части <выделено нами — А. П.-С.> значений даются иллюстрации” (Быков 1994, 14). При системном подходе подобные решения недопустимы. Но что самое поразительное, даже значения определяются не у всех лексем. Во многих случаях В. Быков, например, заменяет семантические дефиниции словом “брань”. Так определены слова кнут, кобёл, маромойка, падла, салабон, секель, выражение японский бог и множество других. Сами определения значений никак не систематизированы, одно и то же значение определяется все время по-разному: дёрнуть — “совершить половой акт”, конец мочить — “совершать половой акт”, порево — “случка”, пороть — “сношать”, трахнуть — “взять физически”, трахаться — “совокупляться”, харево — “половое сношение”. Где тут “системность”? Грамматические справки тоже никак не упорядочены. Автор пишет, что “имена прилагательные даются в именительном падеже мужского рода...” (Быков 1994, 16), а в действительности же они могут выноситься в словник в женском роде. Невероятно, но в списке сокращений есть даже специальная помета: “женск. к...”, которая используется в словаре: жирная “Женск. к Жирный”, фартовая “Женск. к Фартовый”; фиксатая “Женск. к Фиксатый” и т. п. Описываю свою систему автор говорит совершенно взаимоисключающие вещи: “В “Русской фене” приводятся все зафиксированные автором произносительные варианты...” (Быков 1994, 9) и: “Акцентологические варианты словарем не фиксируются...” (Быков 1994, 10). Другие определения сами по себе противоречивы и разрушают саму идею упорядоченности: “Под омонимами понимаются два (и более) слова, состоящие из тождественных фонем и различающиеся только семантически или грамматически...” (Быков 1994, 11). Но ведь семантически различаются два любых значения слова! Тогда вообще значений нет и не может быть, а есть только омонимы! Вершина авторской квазисистемности достигается в том случае, когда в словаре вообще отсутствует форма, к которой делается отсылка. Так, глагол пофунять определяется в словаре так: “Некоторое время Фунять”, а последнего глагола в словаре нет вообще. Несистемность словаря распространяется даже на алфавитный порядок расположения слов в словнике: мелодия, минет, ..., мент. На наш взгляд, именно неоправданная претензия на научность делает эту работу самой безграмотной из всех существующих.

продолжение следует...

0

14

...продолжение:

Самым большим по объему и самым безграмотным стал “Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона: Речевой и графический портрет советской тюрьмы” (Д. С. Балдаев, В. К. Белко, И. М. Исупов), изданный в Москве в 1992 году. Он содержит те же самые бесконечные ляпсусы, что и все остальные словари арго, а потому мы позволим себе остановиться на нем более детально.

Это издание представляет собой хаотические материалы, которые даже трудно назвать “словарными”. При этом лишь незначительная часть этих материалов имеет отношение к воровскому арго. В этой книге читателю предлагаются просто списки слов без указания на их грамматическую, семантическую, стилистическую природу. 30% этих слов — это общеупотребительная интердиалектная (просторечная) лексика, в том числе обсценная; примерно 5% — литературная лексика, 5% — иноязычные слова, не имеющих никакого отношения к русскому арго, еще примерно 5% — диалектные, областные слова. С другой стороны, некоторые центральные слова воровского жаргона отсутствуют в словаре Балдаева: антихрист — ‘вор, нарушающий воровские законы’, килять — ‘идти’, маруха — ‘подруга вора’, пописать — ‘зарезать’ и т. п. Таким образом, из заявленных 11 тысяч слов, якобы включенных автором в словарь, лексем, предположительно имеющих отношение к воровскому жаргону, оказалось в несколько раз меньше. Чтобы этот упрек не выглядел голословным, давайте откроем книгу на середине и посмотрим, много ли там воровских слов. Отсылочные статьи, естественно, пропускаем. Перед нами оказывается огромный список просторечных лексем, не имеющих никакого отношения к воровскому арго: задний мост (‘ягодицы), задний проход, заднепроходное отверстие (‘очко в одноименной карточной игре’), задок (‘ягодицы’), задолбиться (‘задержаться’), задохлик (‘болезненный… человек’), задрипанный лох, задроченный, задрочка, задрочке расковырять целку, задрыга, задрючка, задубареть, задубарить, задубеть, задуть (‘совершить половой акт’), заё.а, зажать (‘утаить’, ‘присвоить’), зажать очко (‘испугаться’), зажигалка (‘красивая девушка’), зажилить, зажопить, зазлобно, заигранный, заиграться (‘проигрывать…, не имея возможности расплатиться’), зазной (‘любовь, страсть — ср.: зазноба’), заикаться (‘лгать, обманывать’), заиметь, заиндевелый (‘седой’), зайцы, зайчики, зайчик (‘несовершеннолетние жертвы гомосексуалиста’), зайчики… (‘денежные купюры Республики Беларусь’). Таким образом, из более чем пятидесяти словарных статей, расположенных на страницах 140-141, могут быть признаны как строго воровские только 6 слов: заехорить, зажмуренный, зажухать, заимка, зайти, закабурить. Эти материалы составляют приблизительно 5% от имеющегося здесь материала. Еще пример. Из 68 слов и выражений на букву “Е” в словаре Д. С. Балдаева есть три литературных слова, (единоличник, еретик, ермолайка), 8 просторечных общеупотребительных слов (егорка, едало, едалы, ежовый, еркнуть, ермолай, ерник, ершиться), 14 общеупотребительных матерных слов (е.истос, елда, елдак и т. п.), две литературные идиомы (еврейский броневик, ежиков пасти), три просторечные идиомы (елозить мохнаткой, елозить очком, еще тот) и 12 иноязычных слов, происхождение которых в словаре никак не комментируется (евек, ед, ек, ела, елоп, ель, епас, ер, ерле, ефта, ехе, еца). Собственно говоря, слов, которые можно определенно отнести к воровскому жаргону в узком смысле, здесь немногим более десятка, и при этом почти все они есть в ранее изданных словарях воровского жаргона.

Некоторые выражения, вынесенные в словник словаря под видом фразеологии, не имеют к ней никакого отношения, поскольку слова в них употребляются в совершенно прямых, нефразеологическое значениях: авторучка, лист бумаги или хер в очко (предложение взять авторучку ручку, лист бумаги и написать признание, с угрозой в противном случае подвергнуть изнасилованию в анальное отверстие), аллея любви (‘место в парке, лесу с густой растительностью’, где можно предаваться любви).

Вообще, количество совершенно литературных слов, включенных в словарь приводит читателя в полное недоумение. Д. С. Балдаев не мог сам не заметить, что все это общеупотребительная лексика: адонис — ‘красивый молодой… педераст’, амбразура — ‘окно…’, ансамбль — ‘сборище…’, антилопа — ‘…девушка’, антресоли — ‘верхний ярус…’, архаровец — ‘хулиган’, бабахнуть — ‘выстрелить’, бабочка — ‘…галстук’, банан — ‘мужской половой член’, бегемот — ‘…толстяк’, берлога — ‘…укромное место’, бизнес — ‘сделка’, бревно — ‘глупый человек’, бутон — ‘красивая девушка’, вода — ‘пустой разговор’, гардероб — ‘униформа…’, голубой — ‘гомосексуалист’, громила — ‘мужчина крупного телосложения…, погромщик’, гроши — ‘деньги’, губошлеп — ‘болтун’, гусар — ‘повеса’, записка — ‘письмо’, клык — ‘зуб’, клюв — ‘нос’, клюка — ‘трость’, критика — ‘брань’. В самом деле, зачем включать в словарь слова, которые есть во всех словарях русского литературного языка? Если слова буза и бузотер есть и в МАСе, и в БАСе, и в словаре Д. Н. Ушакова, и в словаре С. И. Ожегова, и других словарях, то что они делают в “словаре блатного жаргона”? Кроме лексики литературного языка, словарь Д. С. Балдаева содержит огромное количество общеупотребительной просторечной лексики: амбаруха — ‘склад’ (т. е. попросту ‘амбар’), бабец — ‘женщина…’, баксы — ‘доллары…’, балбес — ‘глупый… человек, лентяй…’, бандистка — ‘уголовница…’, бандерша — ‘содержательница притона’, баран — ‘…дубленка’ и ‘глупый человек’, барахло — ‘…вещи’ и ‘ничтожество (о человеке)’, барыши — ‘деньги’, башибузук — ‘гловорез’, больничка — ‘санитарная часть…’, бормотуха — ‘дешевое… вино’, вагон — ‘много’, везуха — ‘везение’, волосянка — ‘усы, борода…’, вплотняк — ‘плотно’, втихаря, втихую — ‘тайно, незаметно’, втык — ‘нотация, ругань’, вымечко — ‘груди девушки’, глюки — ‘видения, бред’, грести — ‘идти’, грязные — ‘зарплаты без вычетов’, девка — ‘любовница…’, дроля — ‘любимая женщина…’, дрын — ‘палка, дубина’, калым — ‘взятка’, квасить — ‘пить спиртное’, кишки — ‘живот’. Не будем умножать примеры. Создается впечатление, что для автора включение подобной лексики это просто один из способов увеличения объема издания.

Часто автор дает ошибочные значения. Так, например, в воровском жаргоне братва — это ‘профессиональные преступники’, а не ‘приятели’. Значение ‘приятели’, приведенное в словаре, является общеупотребительным.

В словаре отсутствуют какие либо принципы подачи фразеологии. Так, например, общеупотребительное выражение вешать лапшу… (‘лгать…’) дано на букву «В» по месту опорного глагола, а выражение баки… заливать, имеющее то же значение, разработано по месту зависимого существительного баки.

Складывается впечатление, что у словаря вообще не было никаких принципов структурирования ни на каком уровне текста, что отсутствуют сами принципы организации материала. Дело доходит до того, что одно и то же слово может разрабатываться дважды на одной и той же странице: амора — ‘цыган’; аморы — ‘(презр.) цыгане’. В словник могут выноситься слова не в начальной форме, единственное число может даваться после множественного: алтушки, алтушка — ‘мелочь’, армяшки, армяшка — ‘кавказцы, кавказец’. Иногда множественное и единственное число одного и того же слова разрабатывается в разных статьях: копыто — ‘нога’, копыта — ‘ноги’. Слова могут появиться в любом месте алфавита. Так, например, общеупотребительные слова шваль, шобла-ё.ла и тряхомудия даны на букву «В» с прибавлением к ним слова “всякий”. Глаголы дышать, кнокать, петюкать, обрыбиться, вячит, лечит, волокёшь, выписывай, прохезает, понтуйся разрабатываются на букву “Н” с добавлением отрицательной частицы, последние три рассматриваются вообще не в начальной форме.

Часто наряду с лексикой в словник выносятся случайные обрывки фраз. Действительно, зачем включать в словарь статьи вроде: виноватые во всем херовом в России — ‘лица еврейской национальности…’, ассенизаторы России — ‘общество «Память»’, дармоеды России — ‘лица еврейского… происхождения’, дети сатаны и дьявола — ‘лица еврейского происхождения, занявшие высокие посты…’, жидомасон — ‘…еврей, противоборствующий со славянофилами и русскому имперскому шовинизму’, иуды вонючие — ‘неряшливые лица еврейского происхождения’. Поскольку словарей воровского жаргона издано уже несколько десятков, но ни в одном из них подобные материалы не встречаются, то у читателя может возникнуть предположение, что эти статьи не отражают менталитет “воровского мира”. В исследовательской литературе “блатной мир” описывается как достаточно “интернациональный”, а точнее, ставящий “воровской авторитет” выше любых национальных, возрастных или физических данных.

Один и тот же фразеологизм может быть дан дважды в разных местах словаря с совершенно разными значениями и в разном написании: крутить панты — ‘приставать, надоедать’, а крутить понт — ‘лгать, обманывать’.

Наряду с воровским жаргоном в словаре дается лексика других жаргонов, например слова употребляемые наркоманами вне воровского социума: балдеж, балдеть, барбитурный, баян, беляшка, бензолка, вмазаться, вмазанный, ганджа, кумар, дурь, кайф, кайфовать, колеса и мн. др. Не говоря уж о том, что слово каннабис — это, вообще, латинское название марихуаны, и не имеет отношения к жаргону. Есть в словаре лексика жаргона бизнесменов: бундес, грины, деревяшки и т. п. Также совершенно очевидно, что слово дембель относится к армейскому жаргону. В словаре есть множество иноязычных заимствований, которые давно приобрели в русском языке статус общеупотребительных: бонмо — ‘злая шутка, острота’, бой — ‘мальчик на побегушках’, гарно — ‘хорошо’, гешефт — ‘сделка’ и другие.

Расширено и дополнено второе издание словаря было очень странным способом. Значительная часть дополнений не только не имеет отношения к воровскому жаргону, но даже не являются дополнениями в прямом смысле этого слова. Так, рядом со словарной статьей блядь буду — ‘воровская клятва’, появилась совершенно идентичная статья блядь буду — ‘клятва уголовника’. Рядом со статьей блядь — ‘женщина легкого поведения (не проститутка)’ появилась статья блядь — ‘женщина, не берущая мзду с мужчин за половое сношение’. Чем отличаются эти новые дурацкие статьи-дополнения от старых, не совсем ясно. Первое определение просто бессмысленно, а под второе подходят все женщины, кроме собственно “блядей”. Появилась во втором издании новая подборка общеизвестной обсценной лексики: бздеть, бздун, блядун, говнодавы, говнюк, е.анашки и др.

Трудно согласится с принципами определения значений словаря Д. С. Балдаева. Вот еще одна словарная статья: гунявый — ‘гундосый’. Поменяйте слова местами — ничего не изменится в этой бессмысленной головоломке. Явно определение значения здесь само нуждается в определении. В других случаях многословность определения значения совершенно не оправдана семантикой слов, вынесенных в словник. Так, существительное с предлогом для счета сопровождается огромным грамматически некорректным и хаотически построенным определением значения, в котором основная, ассертивная часть толкования вместо, например, наречной конструкции почему-то состоит из существительных: ‘нищие и бродяги, пойманные на железнодорожных станциях, насильно втолкнутые в вагон-зак конвоем, сопровождавшим и охранявшим ж. д. эшелон с этапом заключенных, вместо совершивших побег осужденных, которых не стали искать, по прибытии в ИТЛ ГУЛАГа этих нищих и бродяг сдавали по счету вагонных списков, несмотря на их протесты, крики. И пока разберутся в этом, пройдут месяцы и годы. Была установка в ИТЛ — «подозрительных лучше держать, чем выпускать», на что и рассчитывал конвой войск НКВД — МВД’. Автор описывает интересный факт, но подобной информации не место в словарной статье толкового словаря. Значение это можно было бы передать и покороче: “незаконно используемый охраной для восстановления необходимого числа заключенных”. Но даже значения общеизвестных слов в словаре определяются часто неточно: кончить — ‘совершить половой акт’.

продолжение следует...

0

15

...окончание:

Зачем объяснять читателю в “воровском” словаре, что котелок это ‘шляпа’, что мани — это ‘деньги’, что лайка — это ‘собака’ и что краль это ‘король’? В некоторых случаях вместо определения значения автор просто указывает на какие-либо прагматические особенности употребления: манда во втором значении — ‘ругательство’, мандавошка в четвертом значении — ‘ругательство’. Одного этого слова недостаточно для определения значения. С другой стороны, определение значения лексемы неприкасаемый состоит из 212 слов, в том числе: ‘минетчик’, ‘чухан’, ‘зашкваренный’, ‘законтаченный’, ‘опомоенный’, которые сами нуждаются в определениях. Около 200 слов из этого определения совершенно ненужны.

Наряду с лексикой в словник словаря выносится и фразеология, и просто случайные сочетания слов, в том числе даже самые немыслимые их нагромождения. Так, например, на странице 155 первого тома в словник словаря вынесен такой текст: зашкваренные, законтаченные, опомоенные, испоганенные предметы, вещи, на которые наложено табу, к которым не притрагиваются осужденные, имеющие авторитет и не преследуемые и не притесняемые блатными — второй властью после администрации мест лишения свободы. И вторая сентенция на той же странице: зашкваренные и законтаченные места в ИТК, на которые наложено табу тюремно-лагерным неписанным законом для авторитетных заключенных и положняков. Ни в определении значения данного высказывания, ни где бы то в другом месте словаря не поясняется, например, что значит слово зашкваренный.

На этой работе, как и на большинстве других, крайне отрицательно сказалось то, что в авторском коллективе не было ни одного профессионального филолога. Такие “словарные материалы” невозможно использовать при составлении какого-либо словаря, поскольку многочисленные диалектизмы, неологизмы, окказионализмы, редкие и устаревшие слова и многие другие специфические лексемы никак не выделяются, не сопровождаются никакими пометами, лингвистическими справками и вообще не комментируются автором. Из-за отсутствия какого-либо аппарата “словарные статьи” воспринимаются читателем как полная бессмыслица. Приведем несколько словарных целиком: кайс — жизнь, кал — замок, калль — деньги, кало — цыган, кариоло — мясо, каст — дом, кедо — туман, кен — да, кизюка — вор, кильм — город, клевать — есть. Если читатель знаком с разговорным общеупотребительным словом “клевать”, то он легко может догадаться, что это глагол, что стоящее справа от него слово “есть” — это определение значения этого слова и т. д. Но как быть со словарной статьей “кен — да”? Нет не только никаких грамматических справок, но и вообще, никаких комментариев к приводимым словам. Что это за слова, где они записаны, с какого языка заимствованы, как в них ставиться ударение, к какой части речи они относятся, какое значение имеют, как употребляются? Все это остается загадкой. При этом автор утверждает, можно сказать, фантастическую вещь: “…к оснащению словаря необходимым грамматическим материалом оказался не готов издатель” (предисловие к 1-му изд., с. 7), то есть именно издатель экономил место и бумагу. Но во втором издании мы видим то же отсутствие какого-либо авторского материала, хотя шрифт был увеличен вдвое, интервалы между строчками стали огромными, за счет этого работа вышла уже в двух томах (Д. С. Балдаев. Словарь блатного воровского жаргона. Т. 1-2. М.: Кампана, 1997). Куда при этом подевались еще два автора — загадка.

Как самая большая по объему эта книга собрала в себе ошибки всех предыдущих словарей с добавлением нескольких тысяч новых ляпсусов и оплошностей. Между тем, словарь вышел суммарным тиражом 60 тысяч экземпляров и стал основным изданием в данной области, которым пользуются русисты всего мира. Хотя книгу никак нельзя использовать по прямому назначению в качестве словаря. Это какой-то буквенный ребус без отгадок.

В России за последние сто лет выпущено около сотни воровских словарей и других работ, содержащих лексические материалы такого рода. Причем качество словарей, как это ни странно, ухудшалось с каждым годом, поскольку авторы не стеснялись заимствовать материалы из предшествующих словарей, никак их не редактируя и добавляя к чужим старым ляпсусам свои новые. Словарь Д. С. Балдаева знаменует собой окончательный тупик, в который зашла русская арготическая лексикография. Крайний непрофессионализм сочетается здесь с опасной уже устоявшейся традицией некритического заимствования материалов в ранее вышедших словарях. Все это привело к такому нагромождению грубых ошибок в словаре Д. С. Балдаева, что пользоваться им уже совершенно невозможно.

Общая языковая концепция авторов словаря также представляется ненаучной. Все три автора словаря — работники органов правопорядка. Их идеология носит вполне “исправительно-трудовой” характер. По мнению авторов, основная причина всех изменений в языке — это, прежде всего, деятельность сотрудников милиции: “…воспитательная работа сотрудников исправительно-трудовых колоний…” “…влияет на “оцивилизацию” уголовного жаргона”. Вторая причина — это влияние интеллигенции: “…большое влияние на уголовников оказали диссиденты из среды интеллигентов, что… изменило уголовный жаргон, который стал медленно “оцивилизовываться”. Подобные взгляды на язык даже не нуждаются в критике.

Полное же отсутствие каких-либо принципов построения словаря сделало все изданные на сегодняшний день словари воровского жаргона совершенно непригодными для использования в научных целях.

0

16

Лагерные поговорки и пословицы

Артист-куплетист, мясник-фокусник. (о бойком, подвижном специалисте).

Бздило мученик. (о трусе).

Бздишь - товар коптишь, деньги портишь. (о трусе).
Без мыла в жопу залезет. (о подхалиме).
Бляди и вору долго оправдываться.
Ваша не пляшет. (имеется в виду "не ворам не везет").
Витамин "С" (Це): сальце, маслице, винце.
Вот: дали ему год, отсидел 24 месяца и досрочно освободился.
Вор ворует, остальные вкалывают.
Втыкай глубже, бери больше, кидай дальше, пока летит - отдыхай.
В поле ветер, в жопе дым (о легкомысленном человеке).
Глаз-ватерпас, ухо зверское (о специалисте высокого класса).
Где жид прошел, там делать нечего.
Гуляш по коридору, отбивные по ребрам (о лагерном пайке).
Дай своего мозга… жопу помазать! (обращение к презираемому человеку, который хочет сойти за умного).
Девяносто девять плачут, один смеется.
Дела, как в Польше: тот прав, у кого хер больше.
Деньги есть - Уфа гуляем, денег нет - Чишмы сидим.
День кантовки - месяц жизни.
День прошел - ну и черт с ним.
Деляга с периловки (о подозрительном человеке).
Дунька-вырви глаз (об энергичной бедовой женщине).
До смертинки - три пердинки.
Если зайца долго бить, можно научить курить.
Ешь - вода, пей - вода, срать не будешь никогда.
Ему легче бздеть, чем нам нюхать (о человеке, находящемся в лучшем положении).
Ему бы голову оторвать и дать в руки поиграться.
Есть в нем что-то северное - похож на хер моржовый.
Жалко парня, а как подумаешь, так и черт с ним!
Жадность фраера сгубила.
За стукачом топор гуляет.
Закон - тайга, прокурор - медведь.
И рыбку съесть, и на х… сесть.
Конь бздиловатый (о трусе).
На безрыбье и раком встанешь.
На бесптичье и жопа - соловей.
На чужом х… в рай въехать.
Не верь, не сцы, не проси.
Не бзди, Макар, я сам боюсь!
Лучше меньше, но больше.
Лучше маленькая рыбка, чем большой таракан.

...

0

17

...

Лучше маленький Ташкент, чем большая Колыма.
Мертвых бояться - в морг не ходить.
Лучше уснуть фраером, а проснуться вором.
Мент - это клад, который… нужно хранить в земле.
Мы работы не боимся, но работать не пойдем!
Закон - тайга, черпак - норма, прокурор - медведь.
Он как мартышка: все хитрит, а жопа голая.
Пил бы, ел бы, срал бы, спал бы, да не работал николды.
По субботам - не работам, а суббота каждый день!
Раньше выйдешь - раньше сядешь.
Недолго музыка играла, не долго фраер танцевал.
Пусть лошадь пашет, она сильная.
Сидел, знаю. Вся жопа в шрамах (о приблатненном человеке).
Смеется тот, кто сильный.
Сука вышла пообедать, сука вышла погулять (о лагерной СВП - службе внутреннего порядка).
Ужин - не нужен (по поводу скудности пайка в карцере после выхода из него).
Утром чай, в обед - газета (о суточном рационе, который зэки называют "сосаловка").
Умри ты сегодня, а я - завтра.
Хозяин - черпак, медведь - прокурор.
Хоть жопой жуй (ешь)! (об изрядном количестве чего-либо).
Хитрый Дмитрий: насрал в штаны, а говорит "ржавчина".
Хрен на блюде, а не люди.
Час кантовки - год здоровья.
Человек твердый, но жопа мягкая (о показушном человеке).

0

18

Пряник

Скажу сразу, многое из того, что ты сейчас узнаешь, будет тебе неприятно.
Ничего. Привыкай. Мне тоже было неприятно, но ... как видишь выжил.
Главное - не впадать в панику и не раскисать, даже если тебя будут лупцевать
дубинками по спине.

На "ты" я тебя называю потому, что в тюрьме всех называют на "ты". Здесь, в тюрьме всем абсолютно безразлично, сколько тебе лет и какую должность ты занимал на воле. В крайнем случае заинтересует профессия: если ты радиоинженер, то при случае скажут починить сломавшийся телевизор. (да, да, не удивляйся, демократия в советских тюрьмах шагнула настолько далеко, что даже в некоммерческих камерах встречаются телевизоры)

Итак, ты - пряник, то есть человек, впервые попавший в тюрьму. Ты, разумеется невиновен, попался случайно, вот-вот выйдешь, стоит позвонить только адвокату, ну и так далее и тому подобная вольная ерунда. Поэтому запомни: попавший в тюрьму редко когда выходит из нее ранее полугода. Так что настраивайся.

Лучше всего, когда ты читаешь эту брошюру до того, как тупые потные ребята в сером приедут за тобой, когда у тебя есть еще шанс подготовиться ко всему происходящему не только психологически, но и так сказать, материально. Причем нет разницы - и мне в том числе - кто ты: преуспевающий бизнесмен, простой рабочий, бандит, военный или журналист. В нашей стране подследственно-арестованным содержащимся в следственном изоляторе (читай - тюрьме) может оказаться кто угодно. (Даже - сам можешь вспомнить недавнюю наиновейшую историю государства Российского - и.о. Генерального прокурора или министр юстиции)Так что - готовься заранее, ибо жители России подразделяются на две категории людей: те, кто сидит, и те, кто готовится. Есть правда третий класс - фээсбэшники и всякого рода "мусора", милиционеры или как их называют в тюрьме - "красные", которые - абсолютно ошибочно - полагают, что им тюрьмы избежать удастся. Опыт свидетельствует, что удается немногим. Еще они напрочь игнорируют тот факт, что лица, благополучно посаженные ими в тюрьму, когда-нибудь также благополучно из нее выйдут. (При медленном, но все же движении к вступлению в Европейский Союз Россия-таки отменит смертную казнь!) И многим из них захочется - так, любопытства ради, - поинтересоваться, как же там и чем же там поживает его любимый следак - следователь...

Но это другая тема. Тебя она пока всерьез не касается. Тебе надо для начала собрать "майдан". "Майдан" - это такая большая, желательно, крепкая сумка, в которой зеки носят из камеры в камеру, из хаты в хату, по тюремному, свой скарб.

Я тебе в майдан вот что посоветую сложить. Тельняшку (майку), спортивные штаны, носки простые и шерстяные, носовые платки, простыню, наволочки, полотенце (два), одеяло, зубную щетку и пасту, мыло для умывания и хозяйственное, бритвенные принадлежности (кроме одеколона), расческу, коробок спичек, 10 пачек "Примы" (для зеков), несколько пачек блэнда - сигарет с фильтром (тебе советую либо не курить, либо бросить), ложку, металлическую миску, кружку, кипятильник, иголки-нитки, бумагу для письма, тетрадки, конверты, ручку с запасными стержнями, ногтекусачку (ножницы запрещены) и что-нибудь из еды. Впрочем, из еды надо не что-нибудь, а продукты длительного и полезного использования: лук-чеснок, сало, бульонные брикеты, лапша быстрого приготовления, сахар, масло, сухари (зря ты смеешься), чай (чем больше, тем лучше). Ну и пока все. Не забудь кипятильник. Консервы не пропустят. На первое время этого хватит, а там обживешься, освоишься и уже сам жене напишешь, что тебе надо. Да, матрац и одеяло тоже неплохо бы приготовить заранее: тюрьмы наши нищие, вряд ли тебе дадут что-нибудь стоящее.

Ну вот, ты почти готов. Собери все это, поставь дома в кладовку или в офисе в уголок и - жди. Если ждать - обязательно приедут. Если не ждать - приедут тоже обязательно, но внезапно. А это хуже. Но не смертельно. Будь готов к тому, что тебя возьмут ночью с постели, в гостях, у киоска, где ты сигареты будешь покупать, у трапа самолета (как меня) или еще где-нибудь. У них на этот счет фантазий хоть отбавляй. В одном они одинаковы: грубят, хамят, суют твои руки в наручники, давят на психику, приводят в отделение и сразу, пока ты тепленький, допрашивают. Потом бьют, бросают в камеру предварительного заключения (КПЗ), как правило, при районных отделениях милиции, затем выводят, снова бьют и снова допрашивают... Мой тебе совет, молчи и не сопротивляйся. Виноват ты или не виноват - молчи всегда. Вспомни фильмы про немцев и русских разведчиков, вспомни, что ты мужчина и - молчи. Первые 72 часа тебе надо просто выжить. Это тот срок, в течение которого "мусора" имеют право держать тебя в КПЗ. Могут, конечно, и дольше, но тогда им надо запастись соответствующими бумагами, да и адвоката им тоже нужно будет тебе предоставить.

КПЗ для человека, не бывавшего ни в тюрьме, ни в армии - это шокирующее помещение. Особенно общая камера. Духота (людей - как селедок в бочке), вонь грязных тел и вонь от параши в углу, примерно так, что дышать нечем... Зайдя в хату (камера так называется), обязательно скажи "здравствуй" и свое имя. После этого, если спросят, можешь назвать статью, которую тебе шьют. Народ у нас сидит грамотный, сразу после этого тебе могут рассказать, сколько просидишь в следственном изоляторе (СИЗО) и сколько дадут на суде. Лучше сразу готовься в наихудшему варианту: максимальный срок следствия и максимальный срок лагерей. К примеру, меня обвинили по 275-й статье - государственная измена. Значит, решил я, от 1,5 до 2-х лет я проведу в СИЗО, а затем, лет 8 - 10 - в лагере. Конечно, по началу с этой мыслью свыкнуться тяжело. Давит на психику груз воспоминаний об относительно благополучной вольной жизни, о жене и детях (тут неизвестно, что лучше - когда они у тебя есть, или когда их нет. Вообще-то, конечно, лучше, когда нет - сам себе хозяин и голова не болит о семье). Поэтому, чтобы не грузиться, вбей себе в башку сразу и надолго, что отныне у тебя ничего и никого нет: ни квартиры, ни семьи, ни машины, ни работы, ни наград... Ты никто. И звать тебя никак. Зек. Безымянное быдло. Скотина. Тебя будут пинать дубаки, унижать менты, издеваться "следаки"... Через некоторое время тебе дадут погоняло, погремуху что-то вроде твоего второго имени. Обычно разнообразием зеки не отличаются. Поэтому мне попадалось по нескольку Толстых, Хромых, Спортсменов, Малых, Больших, Дунайских и прочих только в одной тюрьме. Оригинальных, типа Пикассо, Шпион, очень мало, потому как мало все же политических, людей искусства, журналистов... К слову, о журналистах и шпионах. Так получилось, что меня, журналиста, кэгэбэшники назначили шпионом. Поэтому погоняло "Шпион" прокопало (продержалось) недолго, так как порядочным арестантам, по понятиям, в падлу (то есть не следует)называть зека так же как его называют мусора. Ну, это к слову...

Итак, из КПЗ тебя переведут в СИЗО. Там на первом этапе разместят в жуткую камеру, где ты проторчишь в лучшем случае пару суток, перед тем, как тебя, небритого и страшного (заберут тебя все равно без майдана), сфотографируют, снимут отпечатки всех пальцев (кроме тех, что на ногах), дикой толщины иглой многоразового использования сделают тебе кровопускание (не упади в обморок, а не то женщина, по половым признакам во всяком случае, пообещает "ебануть чем-нибудь"), сделают флюорографию... Это все называется карантин. Помню, один 5 дней жил в камере, все карантин проходил, потом он трое суток в тройнике (маломестной камере) с танка (унитаза) не слезал: заразу какую-то подхватил... После карантина тебя, скорей всего, посадят в тройник : камера, где 4 шконки (койки), где тепло, уютно, не воняет, сидят (давно-о-о сидят) бывалые зеки и с улыбкой тебя спрашивают: "Нучто, охуел? Ничего. Пообвыкнешься, придешь в себя и ...будешь жить дальше." Ты расслабишься, начнешь отвечать на вопросы, что-то от себя рассказывать... Пока ты не открыл рот, вспомни: один из четверых - пятерых - шестерых в тройнике - наверняка "наседка" - подсадная утка, в обязанности которого входит запомнить твои рассказы и передать их куда следует. Поэтому, когда чувствуешь, что интерес к твоему делу перешел в русло практических и конкретных вопросов, не постесняйся и не побоись - "за спрос не бьют!" - задать контр-вопрос: "С какой целью интересуешься?" Уверяю тебя, что после этого ты не услышишь более ни одного вопроса.

В тройнике ты впервые за много суток относительно спокойно выспишься, сполоснешься на унитазе (это нетрудно, зеки научат), придешь в себя немножко и надолго задумаешься над тем, куда и за что ты попал. Будь готов к тому, что тебя ни следователь, ни адвокаты не востребуют и неделю и две...

После первого допроса, на котором ты либо не захочешь отвечать вообще (т.е. давать показания) отвечать без адвоката, или отвечать не так, как хочется следователю, тебя в 99 из 100 случаев переведут в общую камеру. Общая камера - это, собственно, и есть тюрьма. Согласно "Правил содержания обвиняемых и подследственных" (есть такие, кстати, изучи их прямо сейчас, параллельно с этой брошюрой, можешь даже сопоставить.) Если ты военный или мент, то тебя не должны содержать в общей камере, с осужденными или даже судимыми. Но все это полная ерунда. Держат, и подолгу. И не без определенных целей. Цель первая - подавить остатки психической сопротивляемости окружающей действительности. В общей камере, рассчитанной на 6 - 12 человек, всегда содержится не от 25 до 40 человек. Теснота, вонь, жесткая хроническая нехватка воды, вечный шум - это и многое другое действует на психику очень сильно. Зайдя в хату, поздоровайся, назовись - имя, статья. Обязательно найдется в хате ответственный, главный - назови его как хочешь, - кто задает побольше, но вполне конкретных вопросов. Цель этих вопросов - определить, кто ты есть по жизни - блатной шпанок, мужик... Скорее всего, последнее. Хотя, если молодой, можешь встать на шпановскую стезю. Вновь прибывший мужик будет приставлен мыть посуду, полы, словом, что-то делать... Тебе желательно определиться, потому что балласта хата не любит. Через пару дней ты выяснишь, что почти у всех есть обязанности: пиковые стоят у робота - железных дверей и предупреждают хату о том, что творится на продоле - в коридоре. Кто-то из мужиков рулит за крокодилом - длинным металлическим столом: надо вовремя набирать баланду, оставлять спящей смене, мыть посуду... Кто-то постоянно следит за дорогой - веревочным путем на решетке, через который в хату попадает все что угодно, от записок - малявок до чая-курева и даже дров для стрел.

Ты обвыкнешься, и уже через неделю скотская жизнь твоя войдет в определенный ритм. 8.00 - выход на продол на поверку, завтрак, прогулка один час в тесном тюремном дворике, обед, ужин, заползание на шконку (койку), беспокойный зековский сон. И так - каждый день, месяц, год. Разнообразие вносят общение со следаком, адвокатом, баня, свидания с женой (раз в месяц), письма... Все. Остальное время, свободное от тюремных обязанностей, можешь читать (если есть что) или смотреть (если есть куда).

Чуть позже я тебе подробней расскажу о некоторых моментах тюремной жизни. А сейчас хочу предупредить, что если тобой, подследственным, будут заниматься ФСБ или кто-то такой же серьезный как Генпрокуратура, то наседка будет тебя сопровождать всюду и не одна, все твои письма и даже официальные обращения к Президенту, Генпрокурору будут перлюстрированы не только спецчастью СИЗО, и не столько ею, а именно ФСБ. Если надо (а надо часто), то твои телефоны будут и после твоего ареста прослушиваться, за женой и друзьями будут следить, из свидетелей будут выбиваться необходимые показания и т.д. и т.п. Надеюсь, книжки про 1937-й год, КГБ и ВЧК ты читал, кино смотрел. Так вот, их методы почти не изменились. Гуманнее они не стали. Выше интеллектом - тоже. Из тюрьмы тебя не выпустят ни за что - иллюзий не строй. Так что лучше всего либо живи как мышь полевая, либо иди сдавайся сразу. Жаль мне тебя, если у тебя есть друзья в ФСБ или в милиции - лишние объемные свидетельские показания не в твою пользу тебе обеспечены. (Конечно, я не беру тот "клинический" для нашей страны случай, когда твои друзья из вышеназванных организаций - очень высокие начальники, а сам ты - губернатор или очень крутой и богатый человек. Там, на том уровне, другие законы, суммы и сроки. Иногда все это перевешивают каких-то девять граммов.)


источник:  banditka.com

0

19

История "Бутырки"

Еще с 1623 года была известна подмосковная деревня Бутыркино по Дмитровской дороге. Тогда это была вотчина боярина Никиты Романова, которую государь московский урезал ему «в пользу казны на 79 дворов».

Название деревни пришло в Москву с Волги и происходит от симбирского словечка «бутырки» — жилище на отшибе. В словаре Даля указано еще одно значение этого слова: бутырщиками именовали в столице типографских рабочих, печатников (работники комбината «Пресса» у Савеловского вокзала — их преемники).

В 1667 году Петр I образует первый регулярный солдатский полк, который встает на квартиры в этой местности и получает название Бутырский, а село Бутыркино, отданное «под селидьбу солдатам Матвеева полка Кракова», стало называться Бутырской солдатской слободой.

Сегодня для многих Бутырка — синоним тюрьмы.

Бутырский тюремный замок имеет свою многовековую историю. Созданный в 1771 г., как выдающееся творение великого русского архитектора М. Ф. Казакова, на месте старого острога, в который еще Петр I заточал мятежных стрельцов и солдат-арестантов, замок стал не только центральной тюрьмой, но и пересыльным пунктом, куда свозили преступников и бунтарей со всей России.

Первым «именитым» постояльцем Бутырки стал в январе 1775 г. арестованный Емельян Пугачев. В подвале одной из башен, ныне носящей его имя, он находился закованный в цепи до дня казни. Не пустовал этот подвал и после Пугачева. По информации одного из офицеров СИЗО, в этом подвале вплоть до 1974 г. приводились в исполнение приговоры о высшей мере наказания. Так что стены подвала Пугачевской башни хранят следы от пуль.

В начале XX века обитателями Бутырки были революционеры Николай Бауман, Елена Стасова и Феликс Дзержинский. Однако будущий глава ВЧК, в отличие от официальной версии, вовсе не сбежал отсюда, а был выпущен из Бутырской тюрьмы после Февральской революции.

Сбежать из Бутырки в то время, как считают сами офицеры, было невозможно. И в первую очередь из-за тщательного контроля надзирателей. На аксельбанте надзирателя висели ключи, которые при заступлении на пост необходимо было вставить в специальный датчик, автоматически делающий отметку о начале дежурства.

И только лишь один человек бросил вызов Бутырскому острогу и его охранникам. Это был великий маг и волшебник Гарри Гудини. Он побывал в тюрьме в мае 1906 г. по приглашению начальника московской секретной службы Лебедева. Гудини тщательно обыскали, заковали в кандалы, надели наручники и посадили в цельнометаллический ящик с небольшим окошком — в таких перевозили особо опасных преступников. Ключи от ящика были только у Лебедева и начальника тюрьмы. Через 28 минут, к удивлению всех присутствующих, Гудини появился без кандалов и наручников перед Лебедевым по ту сторону тюремной стены.

Второй побег был менее эффектным, но запомнился сотрудникам гораздо больше. В начале 90-х годов двое подследственных бежали с прогулки, прыгнув через ограждение во внутренний дворик. Позже было еще две попытки побега. К чести сотрудников СИЗО, все сбежавшие были возвращены в камеры.

Говоря о Бутырке, нельзя не вспомнить, что в этих стенах были созданы поистине уникальные произведения литературы, технические разработки. Именно здесь Лев Толстой писал свое «Воскресение», правда, не сидя в камере, а приходя сюда лишь в поисках своей музы. Другое дело — подследственные Солженицын и Королев, которые трудились прямо в камерах.

Но, правды ради, следует сказать, что содержались эти «именитые» подследственные не в обычных 130 камерах, каждая из которых рассчитана на 33, но содержит 40–50 человек. В таких камерах зачастую спят в две смены. И ради того, чтобы оказаться на отдельной кровати, некоторые подследственные готовы попасть в санчасть нетрадиционным способом — проглотив все костяшки домино.

Что касается «именитых» подследственных, то решением свыше они «сидели» в небольших трех-пятиместных камерах, которых в СИЗО насчитывается около 300. Да и сокамерников им подбирали не из числа уголовников.

О последних подследственных «демократической» волны — экс-министре юстиции Ковалеве, банкире Ангелевиче и медиа-магнате Гусинском — может рассказать каждый из обитателей Бутырки. Никому из них камеры «люкс» не досталось, ибо таких в СИЗО нет.

С 1997 года Бутырка передана в ведение Московского ГУИН, за №531 числится в списке охраняемых государством памятников истории и архитектуры.

Источник: butirka.ru/

0

20

Воры в законе и их тени

Вор в законе и вор от закона — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. "Законников" от власти, набивающих собственный карман, отмывающих деньги в "оффшорах", коллекционирующих иномарки и виллы, — сегодня развелось много. Слишком много. И конкуренции с ними воры в законе не выдерживают. Ряды коронованных авторитетов преступного мира редеют. Их на просторах бывшего "совка" осталось несколько сотен человек. После бесшабашных лет перестройки воры в законе ушли в тень и фактически утратили свое господство над криминальным миром. Но в зонах они — по-прежнему идолы, авторитеты, олицетворяющие собой "благородство воровской идеи", от которой теперь остались одни воспоминания…

Вор в законе — авторитет из уголовной среды, коллегиально признанный другими лидерами преступного мира и прошедший процедуру "коронования". Коронование (церемония принятия уголовника в сообщество воров в законе) осуществляют как минимум два вора в законе, которые обсуждают преступный путь кандидата и все его достоинства. Затем соединяются кисти рук и произносится клятва верности преступному миру. Принятый в сообщество получает кличку (если таковой не имел) и право на определенную татуировку. Теперь он имеет и свой голос на сходках воров в законе, где обсуждаются извечные вопросы: уголовный промысел, контроль за лагерями, пополнение общих воровских касс (общаков). Сообщение о коронации рассылается воровской почтой по всем зонам.

Получить "корону" трудно, а расстаться с ней - еще труднее. Добровольный выход из братства приравнивался к измене и зачастую заканчивался смертным приговором. На очередной сходке братва решала судьбу предателя, избирала вид и орудие казни, назначала палача - тоже вора в законе.

...Традиционно они жили вне общества и все делали чужими руками, не принимая непосредственного участия в преступных акциях, не владея никакой собственностью и не имея права иметь семью. Но со временем традиции были нарушены: новая генерация преступных лидеров (преимущественно кавказского происхождения), не отсидев в лагерях, начала попросту покупать себе воровские короны.

Это было начало конца. В 1993-1994-м происходит передел сфер влияния. По всей стране массово отстреливают некоронованных, но влиятельных авторитетов. На этой волне в Черкассах был убит "Норик". Во Львове - тогдашней обители уголовного мира - у дверей собственного подъезда был расстрелян "Завиня", а на входе в валютную гостиницу "Днестр" - "Штиблет". В это же время умирает "Помидор". Вор в законе Сухумский, проживающий на тот момент в западной столице Украины, фактически отходит от дел и садится на иглу.

На Черкасщине своего вора в законе никогда не было. (Лишь на день рождения "Норика", который отмечался в ресторане "Чайка", в Черкассы нанес визит вор в законе "Чкелава"). Были общепризнанные авторитеты - "Царь" и "Седой", жившие в районе Казбета. В Золотоноше прославился "Петруха" - он отсидел уже почти 34 года и еще 6 лет ему осталось "оттрубить". Сейчас "Петруха" находится в зоне особого режима поселка Губники.

За неимением вора в законе его функции в лагерях усиленного режима в с. Хуторы и строгого режима в с. Старые Бабаны выполнял «смотрящий». Назначались и смотрящие за бараками. Они следили за общим порядком в зоне, пресекали беспредел уголовников-душегубов, "строили" рэкетиров, сбившихся в отдельные шайки. Благодаря «смотрящим» был запрещен бессистемный отъем личных денег и вещей у зэков. Вместо этого вводился жесткий налог с денежных переводов, заработной платы, карточных игр.

Судьба «смотрящих» в черкасских лагерях складывалась по-разному. "Бабания" (так зэки окрестили ИТК-92) всегда считалась "красной зоной", где хозяйничали опера. Через своих — ссучившихся зэков оперчасть продолжала влиять на общую ситуацию в лагере, и «смотрящим» здесь негде было особо разгуляться.

Несколько лет назад в ИТК-92 были убиты двое «смотрящих» — "Карпо" и "Полицай". Все это было представлено как потасовка между осужденными, в ходе которой двое были смертельно травмированы. Участников же этих беспорядков (например, "Зылыка") затем долгое время прятали в разных камерах Черкасского СИЗО.

Сегодня по двум лагерям и СИЗО области прошли письменные сообщения (на воровском жаргоне - "прогоны"), что новым «смотрящим» по ИТК-92 поставлен "Зураб". Он отсидел уже около 15 лет и вновь осужден на срок, немногим меньший им отсиженного.

Периодические попытки наладить на воле общаковское воровское движение в последнее время не имели успеха. Во-первых, все уже давно контролируется "законниками", поэтому любая самодеятельность братвы вступает в противоречие со службой, которая "и опасна, и трудна". Преступные группировки (а их, по словам начальника УМВД области, действует на Черкасщине две) держат на "коротком поводке", и любые их хаотические, несанкционированные движения не поощряются.

Случаются в уголовной среде и курьезы. Например, в середине девяностых некий "Аляма" объявил себя «смотрящим» на СИЗО. Он собрал вокруг себя близких по духу людей и вскоре занялся обыкновенным беспределом. А курьез в том, что после суда и отбытия в зону "Аляма" устроился в лагере "шнырем" - уборщиком в комнате свиданий.

В 1995 году в Черкасский СИЗО попал заключенный, который отрекомендовался своим сокамерникам как вор в законе по кличке "Богомаз". Почти два месяца зэка почитали как коронованного авторитета, однако обман раскрылся: "Богомаз" оказался самозванцем. Там же, в камере, братва жестоко покарала лжевора, оставив его калекой на всю жизнь.

В 2000-2001-м двое претендентов на пост "смотрящего" в СИЗО - "Судак" и "Пылып" устроили прямо-таки предвыборную гонку. Они распространяли по камерам свои письма ("прогоны"), предлагая каждому из арестантов поставить под этими письмами свою подпись. Таким образом конкуренты пытались привлечь на свою сторону как можно большее число сторонников. По воровским понятиям такие "прогоны" являются неприемлемыми.

За последние годы блатной мир сильно изменился. Авторитеты, дожившие до сегодняшних дней - "ветераны" преступного мира - по-прежнему с ностальгией вспоминают о старом добром "совке" и воровском единстве всех братских народов. Это было фактически единое воровское "сообщество", анклав, где был единый язык - "феня", по которой "ботают" и сегодня исключительно на русском, а не на украинском или киргизском языках. Связующие нити между коронованными и некоронованными авторитетами бывшего Союза, конечно же, остались. Но сегодня в каком-нибудь из украинских лагерей послание воров, скажем, Владимирского централа, уже не будет прочитываться с таким трепетом и волнением и уж тем более не станет руководством к действию, как это было вчера. Времена меняются. У каждой эпохи - свои традиции и свои «паханы».

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » RU ФОРУМ » Тихий омут - дела житейские » Тюрьма * Зона